Мы используем файлы cookies. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с этим. Узнать больше о cookies
На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии. Подробнее

Издательство «Альпина Паблишер» 123007, г. Москва, ул. 4-ая Магистральная, д. 5, стр. 1 +74951200704
следующая статья
Поговорить о смерти за чашкой чая. Как москвичи обсуждают табуированную тему

Поговорить о смерти за чашкой чая. Как москвичи обсуждают табуированную тему

На столе стоят тарелки с колбасой, сыром, хлебом и сладостями. Посередине — череп. Нас 17 человек, мужчины и женщины. Я наблюдаю за седым пенсионером, который дует на горячий чай, и молодым парнем, нервно потирающим руки. Замечаю на руке у девушки напротив татуировку Memento Mori (помни о смерти). «Друзья, давайте начинать», — нарушает тишину Марина, модератор встречи Death Cafe. Следующие два часа мы будем обсуждать цифровую смерть, заморозку яйцеклеток и «похороны мечты».

Вечер пятницы я провела в фонде СПИД.ЦЕНТР, чтобы поговорить на тему, которую можно назвать одной из наиболее непростых и табуированных в российском обществе. Участники Death Cafe — люди, которым важно обсудить вопросы, связанные со смертью. Это не группа горевания и не психологический тренинг. И как оказалось, это совсем не мрачно. На встрече много смеялись, обсуждали жизнеутверждающие ценности и испытывали то, что сами участники называют «послевкусием облегчения».

В этой статье я поделюсь темами, которые мы обсуждали, но детали встречи разглашать не могу, чтобы сохранить конфиденциальность. Подробно о проекте советую прочитать здесь, там же можно зарегистрироваться для участия.

Digital afterlife или Феномен цифровой смерти

Одной из главных тем на встрече Death Cafe стало обсуждение того, что происходит с цифровым присутствием, данными и аккаунтами человека после его смерти. Что происходит с нашими аккаунтами в соцсетях, когда мы умираем? Могут ли родственники получить доступ к «цифровым активам» умершего — истории браузера, электронной почте, подпискам? И если да, то насколько этично заходить в аккаунт умершего человека? Если смерть наступила внезапно, а эти вопросы не обсуждались при жизни, легко предположить, что умерший не хотел бы, близкие узнали, какое порно он предпочитает, с кем вел переписку и что сохранилось в истории его браузера.

Facebook принадлежит компании Meta, которая признана экстремистской, а ее деятельность запрещена на территории России.

Я не знала, что уже существуют различные сервисы, помогающие управлять своим цифровым наследием. Например, можно составить список аккаунтов, которыми вы пользуетесь и установить наследников, которым будет разрешено получить к ним доступ после вашей смерти. В Фейсбуке можно настроить legacy contact, то есть оставить определенному человеку доступ к вашему профилю после смерти. Еще я услышала дельный совет: оставить письмо с инструкциями для своих наследников о том, что нужно сделать с цифровыми активами, включая удаление или передачу их другим лицам.

Что делать с вещами (и яйцеклетками) после смерти

Участники делились, что было довольно сложно решить, что делать с вещами родных после их смерти. Кто-то рассказал, что часть продавал, а часть отдавал на благотворительность. Другие просто выбрасывали, а остальные до сих пор хранят все, что осталось в наследство. Из беседы я узнала о таком понятии, как linking objects — это вещи, которые остаются после смерти человека и их оставляют в качестве того, что продолжает связывать с ушедшим. Например, у одной участницы сохранилась самая обыкновенная кастрюля от родственника, но она ассоциируется именно с ним. Каждый раз пользуясь этой посудой, в семье вспоминают ушедшего. Многие согласились с тем, что иногда по-настоящему ценными вещами являются самые простые, недорогие штуки. Ведь они навевают теплые воспоминанию и наполняют любовью.

И не могу не поделиться необычной идеей от одной из участниц Death Cafe: девушка думала о том, чтобы заморозить свою яйцеклетку и оставить ее своим потомкам. «А вдруг моей внучке она пригодится», — рассуждала участница.

Послания из загробного мира: за и против

«А хотелось бы вам получать сообщения от своих близких после их смерти? Или чтобы они получали весточки от вас, мертвого?», — задал вопрос один из участников. Например, можно написать письма или сделать видео, аудиозаписи для друзей и родных и с помощью приложений запланировать их отправку по электронной почте или в мессенджеры. Представьте, что вы можете записать поздравление с 18-летием для своей внучки, новогоднее поздравление для всей семьи или напомнить своему лучшему другу, как вы его любили. Кто-то из участников признался, что ему не нравится эта идея, она звучит довольно болезненно, ведь хочется «отгоревать, отпустить человека и продолжать жить». Другим хотелось бы таким образом не терять связи с любимыми.

Похороны мечты

Как только началась встреча, я была уверена, что рано или поздно эта тема возникнет в обсуждении. Так и случилось: участники делились мыслями о том, как им бы хотелось организовать собственные похороны. Кремация или погребение? Где и как хранить прах: в красивой урне, развеять в памятном месте, оставить в квартире у родственников или на кладбище? Я узнала, что существует компания, предлагающая услугу для покойных любителей музыки: смешать прах со специальными материалами и создать виниловую пластинку. На нее можно записать любимую песню, послание или любой звук. Такую штуку называют «пластинкой памяти»: живые могут воспроизвести ее на обычном проигрывателе и повспоминать того, кто уже не рядом.

Большинство участников делились своими представлениями об идеальных похоронах. Но были те, кто убежден, что выбирать, как прощаться с ушедшим должны живые. Я же стала думать, как бы мне хотелось, чтобы со мной попрощались близкие. Мне бы хотелось, чтобы был какой-то классный финал от меня, что-то такое, чтобы мои родные могли с улыбкой сказать — «Это в ее стиле». И я начала размышлять, а что это за жизненный стиль такой, какой бы я хотела остаться в памяти у людей? Что для меня важно, каким ценно быть человеком? Получилось, что я стартовала с мыслей о своей смерти и похоронах, но финишировала с идеями о том, как я вообще-то хочу жить. И мне показалось, что как раз об этом послевкусии и говорили участники Death Cafe. Я и правда чувствовала, что поговорила о чем-то жизненно важном.

Катя Зебзеева
Копирайтерка
Катя Зебзеева
Копирайтерка
При копировании материалов размещайте
активную ссылку на www.alpinabook.ru