Мы используем файлы cookies. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с этим. Узнать больше о cookies
На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии. Подробнее

Издательство «Альпина Паблишер» 123007, г. Москва, ул. 4-ая Магистральная, д. 5, стр. 1 +74951200704
следующая статья
Это не забота: как эмоциональное насилие маскируется под опеку

Это не забота: как эмоциональное насилие маскируется под опеку

«Миша, осторожно!» — вопит женщина на детской площадке, хватает за руку радостно бегающего малыша и отводит его в сторонку, чтобы жестко отчитать за «опасное» поведение. Она просто переживает, что малыш упадет и поранится. А вот девушка отказывает подруге в предложении сходить в бар. «Слушай, я не могу, Костя против. Он переживает, что кто-то может ко мне пристать, что я выпью лишнего, сделаю какую-то глупость, он же знает, какая я... Заботится, в общем», — грустно объясняет она. А вот руководитель, который «заботится» о сотруднике и интересуется, как он провел выходные. «Тебе нужно отдыхать, подумай, как по-настоящему полноценно восстанавливаться, впереди важный проект», — говорит начальник. И вроде он проявляет внимательность, но подчиненному почему-то неприятно. Интересно почему?

Эти ситуации не имеют ничего общего с настоящей заботой и искренним сопереживанием. Таким образом проявляется гиперопека, вызванная попыткой человека справиться с собственной тревогой, или имитация заинтересованности в самочувствии сотрудника, маскирующая проверку уровня его продуктивности.

В книге «Яд материнской любви» Ольга Ярмолович рассказывает о губительных взаимоотношениях с собственной матерью, страдающей делегированным синдромом Мюнхгаузена: мать Ольги навязывала ей лечение многочисленных заболеваний, которых у нее не было. Это крайнее проявление мнимой заботы, но зачастую даже здоровые люди делают ужасные вещи, объясняя их чуткой опекой: пытаются изолировать человека от близких, требуют быть на связи 24/7, ограничивают свободу, в том числе и финансовую, навязывают чувство вины и не только.

В этой статье расскажем об опасной заботе, способах ее распознать и защититься.

Я сберегу тебя от всех тревог

Некоторым родителям крайне сложно вынести мысль, что их дети могут испытать любой дискомфорт, от незначительного разочарования до физической боли. Мысль об этом настолько невыносима, что родители делают все возможное, чтобы защитить детей от невзгод: спорят с учителями, которые ставят «несправедливые» оценки, тщательно выбирают для ребенка круг общения, постоянно вмешиваются в детские конфликты, поскольку убеждены, что их ребенок никогда не виноват, а также требуют от остальных особого к нему отношения, делают за школьника домашку, а потом и пишут курсовые в университете. Забота? Не совсем. Родителей, которые выбрали такой стиль воспитания, психологи называют «газонокосилками». Они готовы сразу «скосить траву» — неудобного человека, сложность, любое препятствие, — если она мешает спокойно шагать по жизни их ребенку.

Кажется, что родители-«газонокосилки» просто сильно любят отпрысков. Однако у этой любви обычно плачевные последствия: детям сложно справляться с трудностями самостоятельно, они вырастают неуверенными, даже беспомощными. Не давая ребенку возможности самому решать проблемы, родитель транслирует послание «тебе нельзя доверять, ты слабый, ты сам не справишься, без меня ты погибнешь». При таком стиле воспитания дети могут вырасти во взрослых, которым не хватает выдержки, стойкости и прочих здоровых механизмов выживания.

Заботиться о детях, беречь их и защищать — это нормально. Но, как объясняют психологи, это становится проблемой, если родитель стремится всегда помогать детям и не осознает своих истинных мотивов. За гиперопекой способна скрываться жажда власти и жесткого контроля или личная травма, если родитель сам в детстве оставался наедине с проблемами и никто не приходил ему на помощь. Также за чрезмерной опекой может прятаться сильная тревога, с которой невозможно справиться, потому что нет навыков эмоциональной саморегуляции.

При желании родители-«газонокосилки» могут пересмотреть свой стиль воспитания и стремиться к умеренности в вопросах заботы. Родители могут вспомнить период, когда ребенок только учился ходить. Был момент, когда малыша решили немного отпустить и он сделал первый самостоятельный шаг, а потом и пошел. Иногда он падал, но поднимался, и через какое-то время начал уверенно носиться по квартире. Психологи рекомендуют возвращаться к этому воспоминанию, когда будет возникать сильное желание вмешаться в жизнь ребенка — и вместо этого просто быть рядом, чтобы успеть подхватить, но дать ему шанс пройти путь самому.

Иногда экстремальное желание заботиться о ребенке превращается в смертельное оружие — и это не метафора. Родители, чаще матери, могут намеренно вызывать у ребенка болезни или выдумывать их. Это называют делегированным синдромом Мюнхгаузена: в книге «Яд материнской любви» юрист Ольга Ярмолович откровенно рассказывает, как пострадала от насильственных действий матери, которые долгое время казались проявлением искренней любви и доброты. Как объясняют психиатры, в случае этого расстройства довольно сложно понять, действительно ли ребенок страдает или на самом деле болен не он, а родитель. Подробно об этой опасной мнимой заботе мы писали в материале «Мама, я не болею! Как матери с синдромом Мюнхгаузена залечивают детей и почему они это делают».

Читайте также

Мама, я не болею! Как матери с синдромом Мюнхгаузена залечивают детей и почему они это делают

Мы поговорили с психиатром Степаном Краснощековым и кандидатом медицинских наук Алексеем Павличенко, чтобы разобраться, что такое делегированный синдром Мюнхгаузена, почему им чаще всего страдают матери и зачем они причиняют смертельный вред своим детям

Слушай меня, я желаю тебе добра

Иногда эмоциональное насилие остается незамеченным. Один партнер может унижать другого, манипулировать им, контролировать или наказывать его, но при этом пострадавший будет убежден, что о нем так заботятся. «Заботливый» же может осознавать, что причиняет вред, но нередко и он убежден, что руководствуется исключительно добрыми намерениями. Вот несколько примеров.

Партнер просит сообщать ему, где вы находитесь, с кем, что делаете, когда освободитесь. «Я просто беспокоюсь за тебя», — объясняет человек свою просьбу. Вы также можете получать непрошеные советы: с кем вам не стоит общаться, как вести себя в обществе, почему не надо «выносить сор из избы» и так далее. Это тревожные звоночки, свидетельствующие об ограничении вашей свободы. В таких ситуациях важно напоминать себе и другому, что вы взрослый человек, имеете право делать, что хочется, и способны самостоятельно нести ответственность за свои решения. Если этот тезис вызывает у партнера возмущение, то за заботой скорее всего скрывается попытка вас контролировать.

Человек может критиковать ваших друзей, родственников, близких: говорить, что им нельзя доверять, обращать внимание только на их недостатки, откровенно оскорблять и уверять, что они «плохая компания». Обычно это объясняется желанием оградить от злых людей. В итоге вы можете оказаться в полной социальной изоляции, оставаясь в отношениях лишь со своим партнером. Психологи считают, что такое поведение характерно для манипуляций, которую используют тираны, чтобы в случае беды столкнувшемуся с насилием человеку было не к кому обратиться за помощью.

Партнер навязывает чувство вины и стыда. Апелляция к уязвимому публичному образу или страх пересудов обычно формулируется в таком духе: «Что о тебе скажут люди?» Человек также будет объяснять манипуляции заботой: «лучше я тебе скажу все как есть, чем ты услышишь от других». Такой «чуткий» партнер будет говорить, какие решение принимать, что вам лучше надеть, как правильно разговаривать, каким должно быть ваше тело, какие хобби пойдут вам на пользу и так далее. Вам будут постоянно подсказывать, как жить, чтобы «другие не осудили», и подсознательно вы начнете искать признаки неодобрения в словах и поведении других людей и одновременно стремиться получить поддержку от партнера, выступающего передатчиком общественного мнения.

Отличить мнимую заботу от настоящей непросто. Прежде всего стоит прислушаться к себе: если вам неприятно от слов и действий партнера, даже если он уверяет, что делает все от чистого сердца, доверяйте своим эмоциям. Партнер может маскировать свои поступки под благодеяния, но если вам не по себе — этого достаточно, чтобы сказать «нет» и отстоять свои границы. Действительно заботливый партнер прислушается к вашим просьбам.

Катя Зебзеева
Катя Зебзеева
копирайтер
При копировании материалов размещайте
активную ссылку на www.alpinabook.ru