Мы используем файлы cookies. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с этим. Узнать больше о cookies

Издательство «Альпина Паблишер» 123007, Москва, 4-я Магистральная улица, дом 5, строение 1 +74951200704
следующая статья
Тревожные сигналы: как предотвратить стрельбу в школах и вузах

Тревожные сигналы: как предотвратить стрельбу в школах и вузах

Сегодня утром студент Пермского государственного университете открыл стрельбу в здании. По предварительным данным, погибли 6 человек, еще 24 пострадали. Стрелок уже задержан, его личность удалось установить.

Пока одни рассуждают о причинах трагедии, другие призывают к расправе над преступником. Но может ли насилие отменить другое насилие? И главное: что мы можем сделать уже сейчас, чтобы предотвратить подобное в будущем?

Писатель Дэн Хиз, автор книги «На шаг впереди» считает, что лучший способ бороться с массовыми бойнями в школах — обращать внимание на тревожные сигналы от проблемных подростков. Разбираемся, как социальное внимание, тренинги и приложение для обратной связи помогают минимизировать риски массового шутинга в американских школах.

Вы хоть раз с досадой закатывали глаза, услышав звук пожарной сигнализации? Это так называемая «усталость от сигналов тревоги» — чрезвычайно серьезная проблема. Когда тревожный сигнал может прозвучать по любому поводу, создается ощущение, что оснований на него реагировать нет. Но если цена пропущенного сигнала о реальной опасности чрезвычайно высока, мы согласимся терпеть большое число ложных сигналов.

Возьмем, к примеру, общественную организацию Sandy Hook Promise, созданную в 2012 году после бойни в начальной школе «Сэнди-Хук», когда подросток убил 20 детей и 6 взрослых сотрудников. Основатели организации, потерявшие во время этого кошмара любимых людей, просто не могли выносить равнодушие американского общества к «школьным стрелкам» и отрицание серьезности проблемы. Они стремились действовать.

По мнению Николь Хокли, соосновательницы организации, руководители многих школ перед лицом угрозы прибегали к ошибочной стратегии — защитной. «В окрестных школах думали только об одном: “Что же делать, если и у нас начнётся стрельба?” — рассказывает Николь. — Чему учили детей — прятаться? Бежать? В некоторых случаях — даже нападать на стрелка, а это уже полный бред… Почему мы рассматриваем только точку невозврата?

Ведь куда эффективнее оглянуться и спросить себя: “Как можно было бы помочь этому человеку, пока он еще не перешел роковую черту?”»

Решение Хокли обратить внимание на душевное здоровье потенциального «школьного стрелка» — в чистом виде упреждающая стратегия, попытка вмешаться до того, как произошла катастрофа. Что, пожалуй, разумно и с политической точки зрения, учитывая извечные межпартийные дискуссии на эту тему. «Мы уже несколько десятилетий экспериментируем с политикой в отношении оружия, — заявила она в интервью The Guardian. — Почему бы не попробовать что-нибудь другое? Зачем биться головой об стену, раз за разом повторяя одни и те же действия и почему-то ожидая от них новых результатов?»

Хокли и её соратники не считали, что они в силах пробудить страну, раскрыть ей глаза, поэтому искали иной способ спасать жизни. Изучая истории других «школьных стрелков», они поняли: почти во всех случаях первые звоночки прозвучали куда раньше, чем случилась беда, но на них никто не обратил внимание.

Большинство массовых расстрелов планируются как минимум за полгода. Примерно 8 из 10 «стрелков» заранее рассказывают о своих планах другим. Многие оставляют угрозы в социальных сетях. Трагедию можно было предотвратить, если бы ответственные люди обратили внимание на сигналы и восприняли их всерьез.

Организация Sandy Hook Promise запустила серию тренингов: школьникам рассказывали о тревожных признаках, таких как:

  • одержимость оружием,
  • всплески агрессии по малейшему поводу и без повода,
  • сильное чувство социальной изоляции,
  • хвастовство оружием, к которому у подростка есть доступ,
  • открытые угрозы насилием.

Школьников учили: заметив странное поведение кого-то из соучеников, следует немедленно поделиться беспокойством со взрослым, которому доверяешь.

Чтобы донести до максимального количества школьников, как важно обращать внимание на предупреждающие сигналы, в 2016 году организация выпустила видеоролик под названием «Эван». В нем милый парнишка-старшеклассник по имени Эван начинает обмениваться игривыми посланиями с загадочной девушкой. Эти послания они пишут на столе в школьной библиотеке. На фоне веселой мелодии Эван пытается догадаться, кто же его таинственная собеседница. В финале мы видим трогательную сцену в спортзале, где девушка все же открывает себя перед Эваном. В этот момент дверь спортзала распахивается, и на пороге появляется парень с ружьем. Он передергивает затвор, дети кричат — и всё окутывает темнота.

Этот момент шокирует — но не так сильно, как следующие за ним кадры. Ролик прокручивается еще раз, и мы видим, что стрелок находится на заднем плане почти в каждой сцене: он грубит другому школьнику, над ним издеваются ребята в школьной раздевалке, он в одиночестве сидит в столовой, просматривает в интернете видео с оружием и публикует в соцсети свое фото с ружьем. Предупреждающие сигналы были у нас под носом — но мы их не замечали. Наше внимание было отвлечено другим. Ролик «Эван» стал сенсацией, набрав больше 100 миллионов просмотров.

Программа «Читай сигналы» организации Sandy Hook Promise была хорошо принята руководителями школ, искавшими способы снизить вероятность трагедий со стрельбой. Тренинги прошли в сотнях школ. С самого начала разработчики программы понимали, что должны целенаправленно подключать к работе самих школьников, которые часто становятся жертвами буллинга, — особенно проявляющих склонность к суициду и самоповреждению. Некоторые сигналы, предупреждающие о подобном поведении, похожи на те, что можно заметить у будущих «школьных стрелков»: социальная изоляция, любовь к насилию и так далее. При этом подобное поведение наблюдается, конечно, куда чаще, чем массовые расстрелы. После тренингов «Читай сигналы» школьники часто подходили к педагогам, чтобы рассказать о ком-то из одноклассников, серьезно думающем о самоубийстве.

Однако не все ученики были готовы свободно обсуждать с педагогами свои тревоги. Иногда дети опасались доверять старшим, некоторые боялись, что их сочтут доносчиками, а в случае со «стрелками» многих пугала месть. Поэтому в 2018 году Sandy Hook Promise запустила программу информирования «Скажи анонимно» — телефонную горячую линию, где школьники могли по телефону или посредством приложения сообщить о своих подозрениях, не называя себя. «Тревожные сигналы проявляются не только с 8 до 15, с понедельника по пятницу и с сентября до июня, — замечает Пола Финбо, вице-президент Sandy Hook Promise по практическим проектам. — Горячая линия — легкий способ поделиться своими опасениями, не получив клейма в глазах соучеников».

С тех пор, как в 2019 году система информирования была запущена в государственных школах Пенсильвании, тренинги прошли более 178 тысяч старшеклассников. Результат проявился мгновенно: только за первую неделю горячая линия приняла 615 звонков и сообщений, в том числе 46 — о суицидальных намерениях, 3 — о крупных партиях наркотиков, 2 — о сексуальном насилии со стороны отца или отчима и десятки — о самоповреждениях.

Одно из сообщений потребовало вмешательства полиции. 24 января 2019 года операторы горячей линии сообщили полицейским об информации, полученной в ходе анонимного звонка: 14-летний ученик средней школы города Хейзелтон в Snapchat угрожал устроить в школе стрельбу. После краткого расследования, подтвердившего надёжность источника, полицейские в половине пятого утра пришли в дом к потенциальному «стрелку» и встретились с его мамой и дядей (пол школьника не был раскрыт).

Полицейские выяснили, что в доме был пистолет «Глок», и захотели убедиться, что он спрятан в надежном месте — там, куда не сможет добраться подросток. Но даже беглая проверка показала, что это не так. Пистолет, да еще и заряженный, просто валялся на ночном столике.

Вот она, сила системы раннего оповещения! Программа анонимного информирования позволила выявить потенциального стрелка с очевидными намерениями и средствами, позволяющими устроить стрельбу в школе, причем выявить до того, как случилась трагедия. Благодаря Sandy Hook Promise удалось предотвратить и другие весьма реальные угрозы школьной стрельбы.

Есть, однако, немалая вероятность, что посыплются возражения про ложное срабатывание. «На самом деле я не собирался делать ничего такого!» — заявит школьник. «Да, у него есть проблемы, но он не склонен к насилию!» — поддержат его родители. Да и школьная администрация, скорее всего, решит, что ей совсем не нужно излишнее внимание прессы. Возможно, все это будет правдой. Система анонимного информирования, разумеется, склонна к избыточному реагированию и уязвима перед жестокими розыгрышами. Наверняка на одну реальную угрозу, которую удастся устранить, будет приходиться множество ложных срабатываний. В этом и заключается главное проклятие при попытках предотвратить проблемы, всплывающие не слишком часто: мы никогда не будем знать наверняка, в каком случае нам это действительно удалось. (Никто не сможет, к примеру, однозначно доказать, что тот школьник из Хейзелтона действительно планировал бойню.)

Но родители наверняка согласятся: в случае со стрельбой в школе лучше лишний раз пройтись по ложному следу. Цена пропущенных сигналов о реальной угрозе может быть слишком высока.

«Вспоминая трагедию в школе “Сэнди-Хук”, я понимаю: цепочка событий сложилась таким образом, что они, одно за другим, привели к случившейся трагедии, — заявила Николь Хокли на лекции TED. Её друг Дэвид Уилер, чей сын Бен был убит во время тех трагических событий, сравнил эту цепочку с эффектом домино: одна костяшка в свой черед роняет другую — и в итоге происходит катастрофа.

И снова Хокли: «Вспоминая те события, мы видим не костяшки домино, а промежутки между ними. Те промежутки, когда многие могли что-то сказать или сделать, тем самым удержав следующую костяшку от падения».

Ребёнок Хокли тоже погиб во время бойни в «Сэнди-Хук». Узнав о стрельбе, она помчалась в пожарную часть рядом со школой, где уже собирались люди. Она помнит чувство облегчения, когда увидела в толпе своего старшего сына Джейка: «Я почувствовала, как его руки обхватили меня за шею, и не хотела отрываться от него, чтобы искать младшего — моего шестилетнего Дилана».

Несколько часов спустя полицейские сообщили ей, что Дилан был застрелен в своем классе. В него попали несколько пуль. Мальчика нашли в объятиях тьютора, погибшего в попытке закрыть его собой. Дилан учился в первом классе.

Хокли отчаянно хочет, чтобы никому из родителей не довелось пережить ничего подобного. Она стремится остановить эффект домино, пытаясь встать между костяшками.

Рекомендуем книгу

Благотворительный фонд «Шалаш» системно решает проблему трудного поведения: обучает учителей по всей России, создает педагогические методики, проводит занятия с детьми в трудной жизненной ситуации и помогает родителям. В библиотеке «Шалаша» вы найдёте бесплатные материалы о школьной травле, трудном поведении, психологии детей и родителей.

Дэн Хиз
писатель, старший научный сотрудник Центра развития социального предпринимательства Университета Дьюка
При копировании материалов размещайте
активную ссылку на www.alpinabook.ru