Мы используем файлы cookies. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с этим. Узнать больше о cookies

Издательство «Альпина Паблишер» 123007, Москва, 4-я Магистральная улица, дом 5, строение 1 +74951200704
следующая статья
«Пиши играючи. Кайфуй!» Как стажерка «Альпины» редактировала посты по правилам «Легкого текста»

«Пиши играючи. Кайфуй!» Как стажерка «Альпины» редактировала посты по правилам «Легкого текста»

Нина Зверева и Светлана Иконникова написали книгу «Легкий текст» о том, как писать и говорить так, чтобы было интересно, понятно и полезно. Мы решили наглядно показать, как работать с текстом по советам авторов. Стажерка «Альпины» Маша Носова написала в своей соцсети пост-впечатление, копирайтер Катя Зебзеева помогла Маше отредактировать пост по правилам «Легкого текста», а автор Светлана Иконникова прокомментировала проделанную работу. Вот что у нас получилось.

Маша Носова, стажерка smm-отдела издательства «Альпина Паблишер»

Я заинтересовалась темой немоногамных отношений, и, чтобы изучить ее поглубже, начала читать «Полиаморию» Маши Халеви. Пока успела прочитать две главы, но книга уже вызвала много эмоций, которыми я захотела поделиться в своем «Инстаграме». Вот мой пост-впечатление.

Катя: Давай поэкспериментируем с началом? Сделай его беспроигрышным. Провоцируй) Начни с прямой речи, провокационной прямой речи. Или вообще используй «тройной удар» по читателям: используй провокационную прямую речь, которая дает ощущение присутствия.

Моногамия — единственная норма?

Всю жизнь я считала моногамию единственно возможной моделью отношений. Ни в моем окружении, ни в кино, ни в книгах я не встречала альтернативных вариантов. Я росла с мыслью, что встречу свою половинку и мы будем вместе, пока смерть не разлучит нас. 

На сегодняшний день у меня было трое эксклюзивных отношений, что, кстати, уже делает мою моногамию не классической, а серийной. Со всеми партнерами мы пытались ограничить друг друга в контактах с противоположным полом. А каждый разрыв я переживала с мыслью, что навсегда останусь одна, ведь отношения с моим единственным не сложились.

Катя: Ты пишешь честно и откровенно — обычно это вызывает симпатию у читателей. И еще благодарность, что делишься опытом — это всегда ценно ❤️

Мои родители развелись из-за измен. Я часто задавалась вопросом о том, как бы сложилась моя жизнь, если бы не их развод. Что, если бы мои родители знали, какие есть варианты союзов, какие им подходят, а какие — нет? Что, если бы они были открыты к диалогу и не боялись говорить друг другу правду?

Катя: Если этот факт тебя удивил, то попробуй передать эту эмоцию подписчикам. Только чур без эмодзи!

Весь этот неудачный опыт дал мне повод задуматься и начать искать ответы. И я нашла их в книге Маши Халеви «Полиамория: Свобода выбирать». Так я узнала, что существует этичная немоногамия, когда партнеры открывают отношения по обоюдному согласию, и что от природы люди немоногамны. Причем не только мужчины, но и женщины.

Катя: Ты описываешь жестокие и несправедливые вещи, кмк. Давай попробуем эмоционально усилить это предложение: что если убрать слово «пытались», добавить «безжалостно» к глаголу «контролировать» и поставить точку после «измену» вместо «и т.д.».

Именно поэтому женскую сексуальность пытались контролировать тысячелетиями: паранджа, пояс верности, женское обрезание и смертная казнь за супружескую измену и т.д. Как вам такое? А еще в полигамных отношениях можно не умирать от ревности и даже испытывать такую штуку, как комперсия — радость за партнера, когда он счастлив с другими. 

Катя: Попробуй изменить темп этого абзаца. Смотри, я споткнулась на «как, уверена, и многие другие» — давай попробуем удалить. Плюс попробуй разбить предложения на более короткие, должно получится хлестко. Вдохновись Маяковским)

Я — как, уверена, и многие другие — заложница социальных конструктов и стереотипов. Попытки загнать себя в рамки, не задумываясь о том, подходят ли они мне, приводит лишь к страданиям и неудачам. И не потому, что со мной или моими партнерами что-то не так, а потому, что стоит разобраться, какие отношения нужны именно нам.

Катя: Прекрасный финал!

Я не считаю, что всем срочно нужно «открыть» свои союзы. А вот открыть «Полиаморию» и изучить разнообразие любви — однозначно стоит. 

Катя Зебзеева, копирайтер маркетинговой редакции группы «Альпина»

Несколько лет назад я смотрела выступление стендап-комика Виктора Комарова, в котором он рассказывал о своем суровом тренере дагестанце Абдулле, который учил: «Неправильно делаешь. Делай легче. Делай играючи. Кайфуй!» Последнее слово он произносил словно с угрозой. Сегодня я нередко надеваю на себя костюм Абдуллы и призываю: «Пишите легче, играючи, кайфуйте!»

Авторы «Легкого текста» тоже рассказывают, что один из секретов создания классного нарратива — писать его с удовольствием, с улыбкой, свободно. Поэтому первое, что я порекомендовала Маше взять из книги, — попробовать отредактировать пост не для того, чтобы сделать его более правильным с точки зрения законов крутого копирайтинга, а изменить его ради собственного кайфа.  

Книга наполнена дельными советами, которые помогут чувствовать ритм письменного и устного текста, структурировать его, использовать художественные приемы, пропускать через текст важные мысли, писать увлекательные диалоги. Вот несколько идей, которые я позаимствовала из книги и отправила Маше. 

Как передать интонацию в тексте

Первое, что приходит в голову, — эмодзи. Но это простое решение, на которое можно быстро подсесть. Нужно подсказать читателю, что ты чувствуешь? Пожалуйста, есть эмодзи! Это неплохо, но важно иметь в своем арсенале разнообразные приемы.

Можно использовать приемы поэтов. Например, Владимира Маяковского, который писал стихи «лесенкой», задавал темп короткими фразами и рубил воздух лозунгами. Зная геометрию текста, грамотно расставляя знаки препинания, абзацы и пустые строки, можно задавать его тональность. Например, если вы напишете одинокое и строгое «нет», читатель сразу же почувствует нажим. Для этого не обязательно применять жирный шрифт или писать заглавными буквами. Судите сами, какой отказ читается убедительнее?

НЕТ!!!                                                                                                         Нет.

Как захватить внимание читателя с первых слов

Никто не прочитает наш текст по принуждению, поэтому читателя надо увлечь и заинтриговать. В книге «Легкий текст» Светлана Иконникова делится секретами беспроигрышного вступления.


  1. Провокация или шок-контент. Вот пример, который мне понравился. Блогер и кулинарный критик Катерина Смирнова однажды так начала свой пост: «Собаку я завела, чтобы не бить детей». Дальше она рассказала, что взяла животное из приюта, когда у нее еще не было детей, чтобы попробовать свои педагогические способности на собаке и воспитать в самой себе принятие и смирение. Ведь какой бы она ни была хорошей в обучении, собака всё равно не будет на 100% покладистой. 
  2. Прямая речь практически всегда вызывают интерес, так как больше похожа на устный разговор. Читателям она кажется «роднее» — ведь устную речь мы осваиваем раньше письменной. Секрет хорошей прямой речи в том, чтобы использовать разговорную лексику, например, писать не «питомец» — так мало кто говорит, а «песик, хвостатый, дружок». Лайфхак: если вам легко говорить, но сложно писать, то попробуйте записывать свои истории на диктофон, а потом переносить на бумагу.  
  3. Интригуют истории, которые начинаются с действия и обходятся вообще без вступления. Тогда читатели пытаются разобраться, в чем суть. «Наконец я возвратился из моей двухнедельной отлучки. Наши уже три дня как были в Рулетенбурге. Я думал, что они бог знает как ждут меня, однако ж ошибся. Генерал смотрел чрезвычайно независимо, поговорил со мной свысока и отослал меня к сестре». Это начало романа «Игрок» Федора Достоевского. Что к чему? Непонятно, надо читать дальше, чтобы разобраться! 
  4. Читателей увлекает эффект присутствия — ощущение, будто история разворачивается перед их глазами здесь и сейчас. Очень хорошо на этот эффект работают глаголы в настоящем времени. Допустим, вы пишете пост в соцсети. Представьте себя репортером, описывающим происходящие события: «он идет», «она говорит», «они танцуют» — словно это происходит в ту же минуту. 

Отредактированный пост

В смысле??? Радоваться за партнера, когда он с другой?

Я захлопнула книжку, уставилась на обложку с переплетенными сердцами и покачала головой. Какая-то сомнительная идея. 

Я считала моногамию единственно возможной моделью отношений. Ни в окружении, ни в кино, ни в книгах я не встречала альтернатив. Я росла с мыслью, что встречу свою половинку и мы будем вместе, пока смерть не разлучит нас. 

Сейчас мне 24, у меня было трое эксклюзивных отношений, получается, что я серийно моногамна. С партнерами мы пытались ограничить друг друга в контактах с другими. Каждый разрыв я переживала с болью, что навсегда останусь одна, ведь отношения с тем самым единственным не сложились.  

Мои родители развелись из-за измен. Как бы сложилась моя жизнь, если бы не их развод? Что, если бы они знали, что разнообразие семейных форматов — это ок, и могли понять, какой союз подходит именно им? Что, если бы они не боялись говорить друг другу правду? 

Весь этот неудачный опыт дал мне повод задуматься и начать искать ответы. Начала с книг: первой стала «Полиамория» Маши Халеви. Пока прочитала две главы и узнала, что существует этичная немоногамия, когда партнеры открывают отношения по обоюдному согласию. И что от природы люди немоногамны. Люди! А не только мужчины. Поэтому женскую сексуальность безжалостно контролировали тысячелетиями: паранджа, пояс верности, женское обрезание и смертная казнь за супружескую измену. 

А еще в полигамных отношениях можно не умирать от ревности и даже испытывать такую штуку, как комперсия — радость за партнера, когда он счастлив с другими. Да, прочитав это, я вначале недоверчиво воскликнула. Но потом поняла, как много в этом может быть искренней любви.  

Кажется, я заложница социальных конструктов и стереотипов. Эх. Я пыталась загнать себя в рамки, а в результате сомневаюсь в себе, других, да вообще в романтических отношениях. Но со мной все в порядке. И с моими партнерами тоже. Просто надо разобраться, какие форматы отношений подходят именно нам. 

Я не думаю, что всем срочно нужно «открыть» свои союзы. А вот открыть «Полиаморию» и изучить разнообразие любви — однозначно полезно.

Светлана Иконникова, соавтор книги «Легкий текст»

Восхищена Машей Носовой и Катей Зебзеевой.

Машей — в том, что она редактирует собственный текст, переписывает его снова и снова. Не представляю, какую выдержку надо иметь для этого! Мне всегда было проще выкинуть старый текст и написать новый. 

Катей — в том, как она комментирует текст Маши. Мы привыкли указывать: «Вот тут у тебя неправильно». Мало кто может написать, как именно изменить «неправильно», чтобы стало правильно. А уж написать: «О, вот здесь круто!» вообще могут единицы. Вроде как зачем писать, если все правильно? А затем, что человек не биоробот. Сколько раз вы указали ему на несовершенства, столько же раз и похвалите. Иначе откуда ему черпать кураж для редактирования статей? Катя — тот редкий редактор, что замечает крутое. Может, еще и поэтому Маша смогла мастерски отредактировать свою статью. 

Конечно, второй вариант текста стал лучше. Ушел канцеляризм «на сегодняшний день» (в тексте про свободу выбора отношений канцеляризм можно использовать только в виде иронии), появилось цепляющее начало. Короткие предложения расставили смысловые акценты в статье. 

Но самое главное — сохранился живой нерв. 

То самое, что часто теряется при редактировании. Вроде бы текст стал лучше, еще лучше, совсем идеальный… Только вообще не живой.

Это не случай Маши. Ей удалось сохранить искренность статьи. Круто! 

Есть лишь один момент, этический. Маша написала, что ее родители развелись из-за измен. Спрашивала ли она разрешения у родителей на то, чтобы разглашать эту информацию? Кажется: ну это ж родители, они же свои. Свои, но все равно другие люди. И если мы хотим что-то рассказать о них в посте, в соцсетях, в статье, нужно спросить: «Мам, а можно?», «Пап, а можно?» 

У жен-мужей-подруг-друзей тоже надо спрашивать. И у детей. 

У кошек вот можно не. И собаки тоже заранее на все согласны.

Поэтому в соцсетях я так часто пишу о своих собаках и так редко — о родственниках. 

Рекомендуем книгу

* Соцсеть, признанная в России экстремистской.


Иллюстрация на обложке: Adamastor Studio on Behance

Катя Зебзеева
Катя Зебзеева
копирайтер
При копировании материалов размещайте
активную ссылку на www.alpinabook.ru