Мы используем файлы cookies. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с этим. Узнать больше о cookies

Издательство «Альпина Паблишер» 123007, Москва, 4-я Магистральная улица, дом 5, строение 1 +74951200704
следующая статья
«Мы мамкины панки»: как в «Альпине» придумывают обложки

«Мы мамкины панки»: как в «Альпине» придумывают обложки

Как «Альпина» делает обложки для книг? С этим вопросом Катя Зебзеева обратилась к арт-директору издательской группы Юрию Буге. Получилось интервью о книжном дизайне с увлекательными историями.

Судить или не судить книгу по обложке?

Наверное, я сейчас скажу банальность, но обложка — это дверь в книгу. Она вызывает первую эмоцию, которую человек испытывает, когда ее видит. Он еще не знает, что внутри, и обложка — это то, что его либо зацепит, либо нет.

Если говорить о нон-фикшне, то я не верю, что именно дизайн определяет решение о покупке. В магазине или на сайте можно заинтересоваться определённой книгой из-за обложки, да. Но я ни разу не встречал человека, который бы сказал: «У меня дома полка с книгами, я их не читал, но мне нравятся обложки». 

(Хотя одного знаю, но это скорее исключение.)  

Есть много книг с так себе обложками, что не мешает им расходиться многотысячными тиражами. Например, бизнес-литературу люди покупают, потому что она помогает решать конкретные задачи. Такую книгу купят с точки зрения практической пользы или авторитета автора, но не дизайна. Она может вообще без обложки выйти. 

Обложка к книге «Безлюдное место».

Насколько хорошо дизайнеру нужно разбираться в психологии, чтобы сделать эмоциональную обложку? Есть алгоритмы, благодаря которым ты понимаешь, за что у читателя может зацепиться взгляд?

Каких-то прописанных алгоритмов нет. Но есть определённые маркеры, которые можно расставить: сильный образ, цвет, типографика.

Например обложка книги «Безлюдное место». Я нашел образ, который подходил даже не к тексту книги, а к её настроению. Это журналистское расследование о том, как ловят маньяков в России. В иллюстрации чувствуется напряжение, одиночество, она бы подошла для обложки скандинавского хоррора. Человек превращается в папку с делом. Жуть.

Я смотрю на обложку, и мне становится тревожно, как-то не по себе...

Она и по тексту такая. Здесь обложка — это не про содержание книги, а про ощущения во время её прочтения. Более того, если в процессе чтения книги у тебя поменяется восприятие обложки, то есть ты её покупал с одним настроением, начал читать и вдруг для себя заметил какие-то новые смыслы — вот это вообще круто. Значит, я все правильно сделал.

Мне кажется, такая же настроенческая история случилась с обложкой для переиздания «1984».

Это был первый эскиз, и других вариантов не было. Если б редсовет ее не принял, был бы провал. Потом, в процессе работы над книгой, родилась идея проиллюстрировать текст. Но не напрямую, а создать какую-то параллельную историю. 

Ольга Халецкая — иллюстратор-коллажист, сотрудничает с агентством Bang! Bang!, основательница «Бюро коллажа».

В ход пошли пропагандистские плакаты разного времени, стран и режимов, а мастер коллажа Оля Халецкая виртуозно сделала из них иллюстрации. Эти коллажи вообще никак не привязаны к повествованию, они его дополняют. Это мир, в котором живут герои. Фон их повседневности. 

«1984», разворот книги.

Ещё один важный элемент дизайна книги — это шрифт, которым набраны дневники главного героя. Это непростой для чтения шрифт авторства Юрия Гордона — но мне как раз нужно было, чтобы при чтении человек споткнулся о него. Когда ты читаешь, то входишь в определенный ритм, а мне этими вставками хотелось притормозить человека.

«1984», фрагмент верстки.

Как часто ты адаптируешь зарубежные обложки? И зачем вообще адаптация нужна, почему оригинал не всегда подходит российскому читателю?

Оригинальная обложка книги Марка Мэнсона «Тонкое искусство пофигизма». Источник: Amazon

Есть книга Марка Мэнсона “The Subtle Art of Not Giving a F*ck”. Дизайн оригинальной обложки, которая практически во всём мире была неизменной, строился вокруг слова "fuck" с огромной кляксой. Дизайн обложки его второй книги выполнен в таком же стиле.

Мы на редсовете дружно решили, что вместо оригинального названия сделаем «Тонкое искусство по*уизма», вместо «х» — кляксу. И хлопали в ладоши, какие мы безбашенные хулиганы и как мы сейчас взорвём рынок. Да, мы такие мамкины панки.

Я даже сделал быструю адаптацию, после чего мы подумали еще раз и поняли, что не хотим заигрывать с читателем на этом уровне. В конце концов родилось название «Тонкое искусство пофигизма». Стало понятно, что адаптация уже неуместна.

В книге есть персонаж Панда Разочарования, и студия Bang!Bang! строго по описанию Мэнсона нарисовала нам ее для обложки. Очень круто нарисовали! Это было очень неприятное существо в кроксах, с отвисшим брюхом, с бокалом мартини. И когда редсовет это увидел, все сказали: «Фу, такое на обложку нельзя ставить. Это абсолютно отвратительно». Мы подобрали ему чуть-чуть животик, прикрыли футболкой, убрали бокал с мартини и так далее. И в какой-то момент мы поняли, что панда из Панды разочарования превратилась в какую-то хрень, которая вообще не про текст.

Панда разочарования, рисунок студии Bang!Bang!; финальный вариант обложки.

Совершенно случайно я нашёл изображение медитирующего медведя и сделал вариант обложки, которая и легла на супербестселлер. На второй книге у медведя открылся один глаз, а на третьей – оба. Мэнсон у себя в «Инстаграме» написал, что русский вариант обложки — самый крутой из всех переизданий. Медитирующий медведь — fuck yes! 

Источник: «Твиттер» Марка Мэнсона.

Сколько обложек в год ты делаешь?

Мой темп где-то 100 книг в год. 

Есть самые любимые проекты?

Не хочу какие-то выделять. Они же как дети. 

Например, интересная история была с переизданием книг Алексея Иванова. Дизайн для семи книг нужно было подготовить где-то за месяц. Я понимал, что если отдам этот проект одному дизайнеру, он просто не успеет прочитать все книги и сделать обложки. А если не знать текста, получится фигня. Да и романы у Алексея настолько разные и по языку и по сюжету, что делать их в одном стиле было бы странно. План был прост, тем и красив: написать имя автора в правом верхнем углу и найти семь супергероев-дизайнеров, которые бы сделали всё остальное. Обложки получились настолько же разные, насколько разные романы Алексея Иванова. 

Обложки для романов Алексея Иванова, издательство «Альпина.Проза».

Еще одна интересная история стоит за обложкой книги «Империя должна умереть» Михаила Зыгаря. Это такой исторический блокбастер о событиях начала XX века. Было очень много идей и вариантов. Например, на фотовыставке «Заброшенные особняки Петербурга» Андрея Стрельникова в Питере я увидел потрясную фотографию усадьбы «Михайловка» Великого Князя Михаила Николаевича. Она будто была создана для обложки «Империи» — жуть и разруха спустя сто лет после описанных в книге событий. Но у нас случился раскол на редсовете: кто-то воскликнул «Вау!», кто-то сказал, что им это напоминает реновацию пятиэтажек.

Усадьба «Михайловка», фото Андрея Стрельникова.

Потом был вариант с иллюстрацией «Вступление» Бориса Кустодиева . И там прямо жесть и кровь. Это было мощно, но не совсем то. За ним был «гламурный» вариант с фрагментом портрета Николая II, но тоже мимо. 

Борис Кустодиев «Вступление». Рисунок из журнала «Вампир», 1905.

Параллельно с обложкой я работал над иллюстрациями с портретами героев книги. У меня было много фотографий разного размера и качества. Я их распечатывал, переставлял местами по-всякому, какие-то пометки делал. Мне ничего не нравилось, я их рвал и выбрасывал. А потом однажды я увидел, как в урне валяются вперемешку эти разорванные кусочки портретов. Выглядело круто. Так появились коллажи внутри книги, а потом и иллюстрация для обложки. Но это еще не конец истории. 

Коллажи к книге «Империя должна умереть»: Столыпин, Горький, Толстой, Витте.

Моя мама попала в больницу и попросила привезти ей книгу Зыгаря. Но оказалось, что её неудобно читать полулежа: книга толстая, тяжелая. И я попросил верстальщиков разделить книгу на три тома и напечатал в цифровой типографии в одном экземпляре. Помню, стою в коридоре издательства, держу в руках эти три тома, а мимо проходил Алексей Ильин (основатель и генеральный директор ИГ «Альпина», прим. ред.). Я говорю: «Смотри, что у меня есть». Он отвечает: «Вау, трехтомник! Это же гениально. Надо делать». Я сфотографировал, Зыгарю отправил, ему понравилось. Встал вопрос обложек. И тут стало очевидно, что все три отвергнутых варианта, которые не подходили поодиночке, отлично сработали в трехтомнике.

Обложки к трехтомнику «Империя должна умереть».

Книга — долговечный продукт. Ты можешь к ней обращаться и через год, и через пять лет. Может, твои внуки ещё будут её читать. Важно ли думать о долговечности обложки?

У меня дома библиотека, которую начинали собирать еще родители и родители родителей. Книги, выходившие в 60-70-80-х годах. Они же потрясно оформлены. 

Хороший дизайн — это не про сейчас, это не про то, что модно сию минуту. Я недавно купил книгу про советский дизайн 1920-х годов. Он по-прежнему актуален, потому что хороший. Плохой дизайн умирает сразу.

Заметно, как с каждым годом меняется книжный дизайн в России. Пять лет назад хорошего дизайна было намного меньше. Сейчас, мне кажется, прямо всплеск. Может быть, это отчасти связано с развитием онлайн-продаж. С уходом из офлайна мы лишились нескольких важных уловок. Например, читатель не может взять книгу в руки и почувствовать фактуру бумаги на переплёте. Перестали работать выборочный лак, тиснение. Ты заходил в магазин, и вдруг что-то блеснуло. Ты взял книгу, и она показалась такой приятной, что тебе захотелось её открыть. И уже невозможно удержаться от покупки. В интернете этого нет. С одной стороны, это очень обидно. С другой стороны, это дало толчок к ренессансу книжного дизайна, стала важна картинка сама по себе. Она либо срабатывает, либо нет. 

Так и работает хорошая обложка: она цепляет, провоцирует открыть книгу, полистать. Если человек это сделал, то моя работа на 90% выполнена. 

Самое интересное — у вас в почте.
Отправляем дайджест лучших статей раз в две недели.

Заполняя эту форму, я подтверждаю, что ознакомился с Правилами сайта, и даю согласие на обработку персональных данных.

reCAPTCHA используется в соответствии с Политиками и Правилами использования Google.
Спасибо за подписку!
Катя Зебзеева
копирайтер
При копировании материалов размещайте
активную ссылку на www.alpinabook.ru