Мы используем файлы cookies. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с этим. Узнать больше о cookies

Издательство «Альпина Паблишер» 123007, Москва, 4-я Магистральная улица, дом 5, строение 1 +74951200704
следующая статья
Как привлечь удачу: научно обоснованный способ

Как привлечь удачу: научно обоснованный способ

Когда профессору Нью-Йорского университета Кристиану Бушу было 18 лет, он чудом выжил в автокатастрофе. С тех пор он изучает феномен случайностей и доказывает, что непредвиденные обстоятельства влияют на нашу жизнь сильнее, чем мы думаем. И даже нашел способы притягивать удачу и добиваться успешного исхода любых ситуаций.

Везение в результате незапланированных событий, которое мы получаем в результате определенных проактивных действий называется серендипностью. Это скрытая сила мироздания, которая проявляется везде: от маленьких повседневных происшествий до открытий, меняющих жизнь и даже мир. Публикуем отрывок из книги «Неслучайная случайность» Кристиана Буша, где он объясняет, почему опыт часто мешает серендипности.

Видите ли вы повсюду гвозди?

Когда речь идет о серендипности, то знания и опыт оказываются одновременно и благословением, и проклятием.

Экспертные знания, как правило, в нашем сознании упорядочены и лежат на поверхности, поэтому наличие глубоких знаний в конкретной области повышает ваши шансы обнаружить бисоциации или связи там, где другие их упустят. Но глубокое знание предметной области может привести и к функциональной закрепленности.

Функциональная закрепленность — это явление, которое заключается в следующем: у людей, которые пользуются неким инструментом в повседневной жизни или регулярно видят, как кто-нибудь использует его определенным способом, часто возникает мысленный блок, не позволяющий увидеть или использовать этот инструмент по-новому.

Это хорошо описывает старинная поговорка: «Если у тебя есть молоток, то в каждой проблеме ты увидишь гвоздь». Если мы хотим построить серендипное мышление, то нам необходимы гибкий ум и открытость, чтобы увидеть инструмент в новом свете.

Популярное изображение этой способности хорошо отражает распространенный прием боевиков. Герой (кто-то вроде Джеймса Бонда, Чудо-женщины, Лары Крофт или Джейсона Борна) обезоружен, окружен врагами, но благодаря своей сообразительности превращает обыденный предмет вроде библиотечной карточки или щипцов для завивки волос в смертельное оружие. Да, это голливудское клише, но все мы признаем, насколько примечателен такой талант, и это относится не только к предметам, но и ко всем способам мышления и решения проблем.

Исследования показали, что знакомые с конкретными стратегиями решения проблем люди едва ли смогут предложить способ попроще, когда это необходимо. Многие замечают в себе склонность «усложнять процесс», потому что это и есть привычный образ действий. 

Но креативность рождается тогда, когда приходится отказаться от привычных физических инструментов и мыслительных методов и искать новые способы работы или мышления. Люди обычно проявляют наивысшую степень креативности, когда применяют к решению проблем такие подходы, которыми обычно не пользуются.

Люди и компании порой справедливо гордятся своими «ключевыми компетенциями» — то есть глубокими знаниями, касающимися того, что позволяет им получать доход. Однако следует остерегаться, чтобы эти компетенции не превратились в «ключевую закостенелость». Как и голливудские супершпионы, мы можем практиковать и тренировать способность преодолевать функциональную закрепленность, и не обязательно обладать талантом с рождения, чтобы этому научиться. Лучшими тренировочными площадками станут необычные ситуации и новые впечатления. Они повышают нашу когнитивную гибкость и помогают преодолеть функциональную закрепленность.

Более того, функциональная закрепленность полностью исчезает, если вы понятия не имеете о том, как использовать какой-то инструмент. Вы не имеете представления конкретном решении, методе или системе, вам не нужно «отучаться» от предубеждений, и вы можете свободно изобретать что угодно без ограничений фиксированного мышления.

В то же время, разумеется, функциональная закрепленность не может возникнуть, если у вас вообще нет инструмента. Представьте: кто-то дает вам гвоздь и просит вбить его в деревянную доску. Вы, как и я, наверняка тут же заозирались бы в поисках молотка, ворча, что эти инструменты вечно невозможно найти там, куда вы их положили в прошлый раз.

Но как бы вы себя повели, если бы вообще никогда не слышали о молотке и даже никогда не видели, как кто-то забивает гвоздь с его помощью? Тогда вы не стали бы разыскивать молоток, ведь даже не знали бы, что вам недостает определенного инструмента. Вы бы просто потянулись за первым попавшимся тяжелым предметом.

Отсутствие сложных инструментов может даже поспособствовать ускоренному внедрению изменений и инноваций, как в некоторых развивающихся странах, где нет привычных для развитых стран элементов — например, банкомата почти в каждой деревне. В результате у них нет предвзятых представлений о том, как все должно быть, и они быстрее осваивают новые технологии и решения.

Возьмем кенийскую систему денежных переводов MPesa — успешный пример банковского обслуживания с помощью мобильного телефона. В быстро развивающейся стране, где никогда не было надежной государственной сети банкоматов, MPesa процветает, и ее используют миллионы кенийцев. По мере роста экономики Кении все больше людей стали совершать финансовые транзакции, при этом государственная сеть банкоматов была развита слабо, а в большинстве поселений даже не было банковских филиалов. Поэтому Кения сразу перешла на мобильный банкинг.

В том, что касается мобильных банковских технологий, развивающаяся экономика Кении продвинулась дальше большинства экономик так называемых развитых стран. Тот факт, что на индустриальном Западе есть тысячи банкоматов и банковских филиалов (и множество соответствующих правил), на деле может быть препятствием для быстрого развития новых и более эффективных банковских решений.

Суть не в том, что нам следует позакрывать банкоматы и банковские филиалы, чтобы ускорить внедрение мобильных банковских технологий (хотя некоторые могут заподозрить, что этим банки и занимаются на самом деле). Все гораздо интереснее: когда мы не зациклены на определенном наборе инструментов для выполнения какой-то работы, функциональная закрепленность не возникает, и в этом случае остается пространство для применения совершенно других инструментов. [...]

Как отмечает Мангер, работу нашего ума можно сравнить со сперматозоидом и яйцеклеткой: после возникновения первой идеи мы уже не впускаем в свою голову другие. Но склонность останавливаться на первой идее заставляет нас делать ошибочные выводы и прекращать задавать вопросы.

Поэтому, по предположению Мангера, было бы неплохо, если бы мы смотрели на мир, имея в голове разные (возможно, даже конкурирующие) модели. Мангер считает, что, имея в своем распоряжении приблизительно полсотни моделей, можно «прослыть мудрецом».

Структуры могут действовать двояко. Порой они препятствуют серендипности, мешая нам заметить аномалии, или заставляют нас отмахнуться, а может, и вовсе не заметить неожиданные вещи, которые в них не вписываются. Это часто проявляется в том, как ограничивающие убеждения сдерживают нас. Но еще они могут позволить нам структурировать знания и информацию и хорошо разбираться во всем этом. Это как мышечная память: нам приходится отучиться от каких-то паттернов, чтобы начать двигаться вперед. Важно то, что каждый из нас должен уметь пользоваться структурами, а не позволять им использовать нас.

И что нам это дает?

Многие из предубеждений и видов предвзятого мышления развивались по веским причинам, и от них невозможно полностью избавиться. И все же мы можем ограничить их и, совершая сознательные усилия, находить место для чего-то еще.

Сопротивление нашим врожденным предрассудкам и мышление за рамками привычных моделей и инструментов вовсе не означают, что нужно полностью положиться на хаос и удачу. 

Как только мы откажемся от упрощенных историй и псевдозакономерностей и исследуем настоящие пути развития людей и идей (а также лежащие в их основе реальные закономерности), то увидим, что серендипность играет огромную роль. Более того, она далека от хаоса или случайного везения и обладает формой и структурой. Серендипность — это процесс, на который мы можем влиять.

Мои исследования и опыт, деятельность моих коллег, а также достижения в области химии, библиотечного дела, неврологии, социологии, психологии, философии науки, экономики, менеджмента и даже искусства показали, что существует несколько четких закономерностей, которые лежат в основе создания серендипности.

В следующих главах мы исследуем эти реальные закономерности и узнаем, как серендипное мышление может стать практической философией для жизни и бизнеса. Только благодаря этому процессу мы можем перестать относиться к удаче как к чему-то, что случается с нами, и стать проводниками зрячей удачи для себя и других.

Тренировка серендипности: упорядочим ум

Для начала я попрошу вас завести дневник серендипности и записывать, что приходит вам в голову как при выполнении приведенных ниже упражнений, так и заданий, которые будут даны в следующих главах.

  1. Вспомните последние полгода. Какие три важных момента серендипности произошли в вашей жизни за это время? Что у них было общего? Можете ли вы чему-то научиться благодаря этому опыту?
  2. Выпишите серендипные встречи и связанные с ними идеи, которые вас взволновали, но за которыми так ничего и не последовало. Когда вы завершите список (это может занять некоторое время — спешка ни к чему!), свяжитесь с доверенным лицом, которое сможет выступить в качестве своеобразного «фильтра». Обсудите, какие из этих идей стоит рассмотреть подробнее. Выберите самую интересную и походите с ней некоторое время. Если на следующее утро идея или мысль все еще вам нравится, обратитесь к эксперту в этой области и поговорите о том, как воплотить ее в жизнь. Не бойтесь прилагать усилия — они окупятся.
  3. Подумайте о своей повседневной деятельности, особенно о встречах и собраниях. Какие из них действительно необходимы? Стоят ли они того времени, которое вы на них тратите? Если эти встречи находятся под вашим контролем, как их можно реорганизовать?
  4. Начните детализировать важные решения. Определите, каковы их причины и какой информацией вы обладаете на момент их принятия. Спросите себя: «Какое предположение или убеждение лежит в основе этого решения?» и «Что могло бы заставить меня принять другое решение?». Запишите ответы и перечитывайте эту запись всякий раз, как испытаете «раскаяние покупателя» относительно принятого решения, или если вам покажется (постфактум), что все это время вы что-то знали.

Серендипные советы

  • Если вас просят дать совет, не фокусируйтесь на том, что сработало для вас, ведь одинаковых ситуаций и людей не бывает. Лучше спросите человека: «Что об этом говорит твоя интуиция?» или «Как ты сам думаешь, что могло бы решить эту проблему?». Часто человек уже сам знает верный ответ.
  • Когда кто-то (или вы сами) рассказывает историю, которая включает два возможных способа действий, спросите себя: «Что могло бы произойти вместо этого, если бы был выбран другой вариант?» и «А если бы события развивались иначе?». Размышления о различных сценариях помогут понять реальную ситуацию и то, насколько вероятными (или маловероятными) были разные варианты развития событий.
  • По достижении важных результатов задайтесь вопросом: «Как мне удалось подойти к этой точке?» Постарайтесь восстановить реальную историю на основе размышлений ее участников, перечитайте электронные письма или другие заметки. Попытайтесь понять, чему можно научиться в этой ситуации. Была ли конкретная точка-триггер? Был ли вознагражден тот, кто соединил точки?

Рекомендуем книгу

Редакция блога «Альпины»
Редакция блога «Альпины»
При копировании материалов размещайте
активную ссылку на www.alpinabook.ru