Мы используем файлы cookies. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с этим. Узнать больше о cookies
На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии. Подробнее

Издательство «Альпина Паблишер» 123007, г. Москва, ул. 4-ая Магистральная, д. 5, стр. 1 +74951200704
следующая статья
Что такое пограничное расстройство и можно ли его вылечить

Что такое пограничное расстройство и можно ли его вылечить

Есть люди, чья жизнь — череда непредсказуемых поступков, зависимостей, увлечений и перемен в карьере. Они не могут избавиться от эмоциональных качелей, склонны к саморазрушению и бросаются из крайности в крайность. Такое поведение «вечного подростка» свойственно пациентам с пограничным расстройством личности (ПРЛ). 

Дарье Завьяловой много лет ставили ложные диагнозы, пока психотерапевт не заподозрил ПРЛ. В книге «Мы живем на Сатурне» Дарья рассказывает про свой личный опыт, приводит комментарии других пациентов и цитаты из научных работ, подкастов и лекций психиатров, психотерапевтов, нейрофизиологов. В статье — о том, как ощущается ПРЛ, почему его сложно диагностировать и где можно получить помощь.

Говорят, все взрослые — просто большие уставшие дети. Устаем мы от того, что нам никто не говорит, «как надо» (а хотелось бы!), и вся ответственность за себя и других — на нас. Но есть те, кому в этом смысле трижды нелегко: это люди с пограничным расстройством личности.

Что такое пограничное расстройство личности

Пограничная личность удивительно напоминает обычного подростка. Ну, может, чуть более проблемного, чем обычный. Очень смутное представление о своем «я», тревожность, страх быть брошенным, депрессия, неумение распознавать собственные эмоции и тем более справляться с ними — в той или иной степени это знакомо каждому тинейджеру. Работать с этим можно и нужно уже в юности. Но когда проблемы не проходят к 20-30 годам, а только усиливаются, это может сигнализировать о том, что у человека пограничное расстройство личности.

Важно помнить, что только специалист имеет право ставить этот или любой другой диагноз. Например, в моем случае пограничное расстройство заподозрил психотерапевт, а подтвердил — психиатр.

Какие симптомы у ПРЛ

О расстройстве могут говорить:

  1. неустойчивое, слабое представление о собственном «я», о своих жизненных ценностях, целях, долгосрочных планах («не знаю, кем хочу стать, когда вырасту» у взрослых);
  2. сложные, нестабильные отношения с близкими, колеблющиеся от любви до ненависти и обратно;
  3. страх быть покинутым, оставленным — и интенсивные попытки этого избежать (что опять же приводит к нестабильным отношениям из пункта выше, а еще к случайным связям);
  4. частые колебания настроения, причем в основном в негативном ключе — от гнева до тревоги и от тревоги до депрессии;
  5. то, что называется импульсивная активность, опасная для самого человека, — расстройства пищевого поведения (отказ от еды или, наоборот, компульсивные переедания), экстремальное вождение, злоупотребление алкоголем и психоактивными веществами, случайный секс;
  6. повторяющееся суицидальное поведение, угрозы покончить с собой, самоповреждения — например нанесение себе царапин, ран, ожогов;
  7. хроническое, непреходящее чувство пустоты и скуки;
  8. сложности с контролем гнева;
  9. ощущение дереализации — восприятие мира как бы «сквозь тусклое стекло».

Почему с диагностикой ПРЛ есть сложности

Многое из перечисленного может быть знакомо абсолютно здоровым людям. Кто из нас всегда, в самых сложных жизненных условиях, находится в стабильном настроении неделями? Или может сдержать гнев в любых ситуациях? Или с детства знал, чем он хочет заниматься?..

Значит ли это, что у половины населения — пограничное расстройство личности? Конечно, нет. Поэтому есть некая условная граница «нормы»: чтобы психиатр мог уверенно поставить диагноз ПРЛ, считается, что у пациента должно быть минимум пять признаков из девяти. При этом специалист должен оценить степень, в которой выражены некоторые признаки. Например, если попытка суицида или явно есть, или явно нет, — то с хроническим чувством пустоты или неспособностью контролировать гнев сложнее. Определить, нет ли в этих областях «тревожных звоночков», может только опытный специалист.

Получается, грань между пограничной личностью и здоровым человеком с временными проблемами (например, в сложной жизненной ситуации) довольно условная. Хотя, конечно, когда у ПРЛ-пациента все проблемные точки «выкручены» на максимум, у специалистов сомнений практически нет. Да и окружающие остро чувствуют, что их близкому нужна помощь.

Как ощущается пограничное расстройство личности

Как пациент с ПРЛ я бы ответила так — это все равно что жить в котле с кипятком. Ты постоянно напуган (особенно в незнакомой и/или недружелюбной обстановке) и поэтому постоянно готов защищаться, даже агрессивно. При этом после вспышки гнева, довольно продолжительной, приходит еще более длительное чувство стыда и раскаяния за неумение делать «простую» вещь — держать себя в руках.

На самом деле регулировать себя очень и очень непросто, дети и подростки учатся этому годами, но некоторые, в том числе люди с пограничным расстройством, вынуждены учиться и в зрелом возрасте.

Умение распознавать и регулировать свои эмоции в норме приходит к человеку в юности. Но это происходит не само по себе, а при адекватном воспитании и помощи взрослых. Отсутствие таких условий специалисты называют одной из причин развития пограничного расстройства личности.

Если младенец, у которого нет врожденного умения регулировать свои эмоции, плачет, а никто из взрослых не подходит к нему и не помогает успокоиться, — он будет плакать до тех пор, пока не устанет и не уснет на фоне полного эмоционального истощения. Примерно это происходит с пограничными личностями: весь механизм регулирования эмоций у нас сводится просто к тому, чтобы полностью истощить себя ими, — тогда они как бы «кончатся» сами.

Пациенты с ПРЛ, по их словам, нередко чувствуют, что если они когда-нибудь заплачут, то уже не смогут остановиться.

Марша Линехан
специалист по пограничным расстройствам личности, создательница диалектической поведенческой терапии

Жить с этим довольно сложно. Особенно, когда думаешь, что ты просто «плохой» и «испорченный», и сделать с тобой ничего нельзя, раз ты уже взрослый. На самом деле — можно, и об этом чуть ниже. Большую помощь оказывает сам факт диагностики: пограничная личность вдруг узнает, что это не «проклятие», а более-менее изученное расстройство, которое знакомо многим — и с ним можно бороться.

Запрос на то, чтобы полностью «прийти в норму» и тем более «вылечиться», наверное, сам по себе не очень адекватен, потому что само понятие нормы размыто: все люди, здоровы они или нет, в принципе очень-очень разные. И если одни из нас чуть более импульсивны, а другие — немного больше нуждаются в постоянной поддержке друга, в этом ничего страшного.

Это разнообразие личностей в обществе, если оно держится в более-менее здоровых границах, по-своему прекрасно. Та же чрезмерная чувствительность, которой обладают люди с ПРЛ, помогает лучше чувствовать чужую боль и быть сострадательными. Постоянная борьба с собственными эмоциями делает нас сильными — настолько, что мы, будучи в ресурсе, делимся этой силой с другими. Постоянное чувство «как это в мире что-то происходит без меня?» делает нас внимательными, эрудированными и креативными.

Но что действительно мешает пограничной личности — это ее стремление причинять боль, прежде всего себе. И главной задачей «лечения» (а по сути, новой модели поведения, которой стоит придерживаться всю жизнь) будет — избавиться от этого стремления.

Как и где получить помощь

Самым эффективным способом борьбы с пограничным расстройством сейчас считается диалектико-поведенческая терапия, разработанная Маршей Линехан — психотерапевтом, которая когда-то сама смогла победить пограничное расстройство личности.

Есть люди, которым помогает когнитивно-поведенческая терапия — методика, хорошо изученная и более распространенная в России.

Лично я посещаю психотерапевта, который работает в технике транзактного анализа — специально для облегчения симптомов ПРЛ метод не приспособлен, однако конкретно мне помогает. Не в последнюю очередь, конечно, в этом играют роль и так называемый терапевтический альянс (совместимость специалиста и пациента), и личные качества терапевта, и мое собственное намерение помочь себе, — а вовсе не сама методика.

Также, если говорить о знакомых мне лично терапевтах, на работе с пограничным расстройством специализируются в Психологическом центре Григория Мисютина — это психотерапевт, который выступил научным редактором моей книги «Мы живем на Сатурне. Как помочь человеку с пограничным расстройством личности».

Много хороших материалов про ПРЛ есть на сайте Ресурсного центра «Пограничное расстройство личности». Трудно переоценить важность изучения расстройства и для пациента, и для его близких.

А помощь, поддержку и вдохновение от других пограничных личностей можно получить в группе «Станция Пограничная. Жизнь с ПРЛ» — администратор группы, замечательная девушка Анна, сама прошла через многое в борьбе с расстройством и делает все возможное, чтобы помочь другим.

Рекомендуем книгу

Иллюстрации: The Anng

Дарья Завьялова
автор книги «Мы живем на Сатурне», пациентка с диагностированным ПРЛ
Дарья Завьялова
автор книги «Мы живем на Сатурне», пациентка с диагностированным ПРЛ
При копировании материалов размещайте
активную ссылку на www.alpinabook.ru