Мы используем файлы cookies. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с этим. Узнать больше о cookies
На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии. Подробнее

Издательство «Альпина Паблишер» 123007, г. Москва, ул. 4-ая Магистральная, д. 5, стр. 1 +74951200704
следующая статья
Культура победы: 6 уроков Пелопоннесской войны для предпринимателей

Культура победы: 6 уроков Пелопоннесской войны для предпринимателей

После победы греков над персами в 449 г. до н. э. на вершине могущества оказались два бывших союзника — Спарта и Афины. Оба полиса обладали значительной военной силой, владели огромными территориями и авторитетом среди союзников. Попытки завоевать первенство вылились в 27-летнюю войну, которая изменила судьбу античной Греции. Величественные Афины, колыбель демократии, потерпели поражение и были разорены, а олигархическая и хорошо подкованная в военном плане Спарта победила и стала гегемоном на территории Древней Греции.

О том, как развивалась жестокая и кровопролитная борьба двух союзов, рассказывает антиковед Дональд Каган в книге «Пелопоннесская война». Мы же выделили из его книги шесть ценных уроков о стратегии и тактике, которые будут полезны современным предпринимателям в конкурентной борьбе.

-29%
Твердый переплет
1 440 руб. 1 020 руб.
 шт.
В корзине

Страх и высокомерие мешают принимать рациональные решения

Спартанцы опасались роста могущества афинян и потери своего доминирования, хотя реальных предпосылок для этого не было. В историю даже вошел термин «ловушка Фукидида», основанный на цитате из «Истории» главного летописца этой войны — Фукидида. Он утверждал, что Пелопоннесская война стала неизбежной из-за страха Спарты перед ростом афинской власти. Амбиции спартанцев требовали сохранить построенный альянс, и в афинянах они видели угрозу своим союзникам, а значит собственной безопасности и уникальному политическому устройству. Беспочвенный страх толкнул Спарту начать войну, в которой не было необходимости.

В свою очередь, амбиции помешали Афинам, когда они вдохновились первыми победам в войне со Спартой и продолжили агрессию вместо того, чтобы установить мир. Афиняне приняли дерзкое решение напасть на город Сиракузы, который мог угрожать безопасности двух греческих колоний на Сицилии. Преимущество долгое время оставалось на стороне Афин, но соперник адаптировался к стратегии афинян и одержал победу их же оружием, в морском бою. Вследствие непродуманной авантюры Афины потеряли уважение в глазах союзников, но, что важнее, лишились двух третей флота — своего главного преимущества. Одна проигранная битва запустила процесс поражения Афин в войне.

Нельзя недооценивать соперника, даже если он слабее

Когда Спарта напала, Афины, с их демократическим строем, приняли решение обороняться. Бывшие союзники по-разному оценивали расстановку сил. Афиняне считали, что неприступные стены города укроют их от атак на суше, пока флот, минимум в три раза превосходивший спартанский, будет побеждать на море. По расчету афинских полководцев, враги должны были испугаться очевидного морского проигрыша и осознать бесперспективность осады, и через пару лет сдаться.

Олигархическая верхушка Спарты была уверена, что лучше сработает проверенная стратегия — вторгнуться в Аттику во время сельскохозяйственного сезона, за счет которого Афины живут остальной год. Они рассчитывали, что афиняне либо лишатся запасов и быстро сдадутся, либо вступят в бой и будут разбиты могучей пехотой спартанцев. Оказалось, что обе стороны были готовы придерживаться своей тактики сильно дольше, изматывая силы соперника и истощая запасы еды и здоровья.

Ход вещей могут нарушить непредвиденные случайности

Какой бы продуманной ни казалась стратегия, нельзя забывать о случайностях. Их нельзя предсказать, но можно учитывать при разработке стратегии. Так, в ход Пелопоннесской войны вмешались силы природы и бактериальная инфекция. В самом начале кампании в Афинах вспыхнула эпидемия чумы. Запертые в тесном пространстве осажденных стен, люди оказались беззащитны перед болезнью, от которой погибла треть населения. Для Спарты неучтенным событием стала серия землетрясений в 426 году до н.э. В это время спартанское войско выдвинулось для повторного вторжения в Аттику, но повернуло назад, поскольку плана на случай природных катаклизмов у полководцев не было.

Команду нужно поддерживать, а не ругать

Тяжело вести конкурентные войны, но еще тяжелее на протяжении многих лет вдохновлять на борьбу большую и разрозненную команду. Ошибкой кадровой политики афинян стало отсутствие толкового преемника у прославленного оратора и стратега Перикла, который с воодушевлением и уверенностью вел народ за собой. После его смерти осенью 429 году до н. э., ожесточенные войной афиняне вели междоусобную борьбу за власть и принимали стратегические решения, которые основывались на личных целях аристократов, а не на благе для всего народа.

Еще на начальном этапе конфликта афинские морские командиры получили указание не сражаться, пока соперник не выступит первым, что означало несвоевременное вмешательство и верное поражение в бою. За нарушение правил (если намерения врага были неправильно расценены) следовало наказание. Позже генералы подвергались наказанию за потерю солдат, даже если сражение было выиграно. В Спарте же снисходительно относилась к проигранным битвам своих генералов, расценивая их попытки победить как вклад в общий результат. Поэтому полководцы думали не о том, как потратить меньше ресурсов и избежать наказания, а о том, как одолеть противника.

Без оптимизации не удержать преимущество

Афины были могущественной морской державой, уверенной в преимуществе своего флота над скудным спартанским. Долгое время так и было: афинские корабли оставались более маневренными и многочисленными. Однако афиняне никак не адаптировали флот в ходе войны. Они не тратили силы на обучение новых моряков на замену погибшим и не совершенствовали суда в отличие от противников: те осознавали преимущество афинян и искали выход из ситуации. В итоге было разработано креативное решение: во время сицилийской битвы спартанцы укрепили свои триремы с помощью выступающих с двух сторон брусьев, к которым можно было подвесить якорь для тяжести. Нововведение позволило таранить более легкие суда афинян, разбивая их вдребезги. Это лишило соперников Спарты превосходства на море.

Нельзя забывать про конечную цель

Еще одной стратегической ошибкой афинян было их отношение к ресурсам. Любая война, где силы участников примерно равны, не может быть молниеносной. Она становится войной на истощение, и выигрывает в ней наиболее приспособленный участник. В первые дни войны афиняне подготовили «подушку безопасности» лишь на пару лет, а затянувшееся противостояние заняло два десятилетия. Они тратили деньги на восстановление кораблей; поддерживали восстание илотов, которые превосходили по численности своих спартанских хозяев, но находились в рабском подчинении; позже рассредоточили отряды в разных направлениях против союзников Спарты. Это досаждало спартанцам, но не наносило существенного вреда, в то время как ресурсы Афин оскудевали. В конце концов они были вынуждены сдаться.

Спарта подходила к достижению цели иначе и использовала любые возможности. Когда ресурсы были исчерпаны, спартанцы не побоялись попросить помощи у бывшего врага — персов, и заключили с ними взаимовыгодный договор. Однако победа досталась правителям Спарты большей ценой, чем они рассчитывали. В конце войны они едва ли превосходили побежденных по военным и экономическим ресурсам. Всего через несколько десятилетий спартанской гегемонии они потерпели поражение от Фив.

Современный предприниматель, вступая в конкурентную войну с равным соперником, должен помнить про конечную цель и быть готовым к долгой изнурительной борьбе за победу. Одновременно с этим важно накапливать ресурсы, чтобы после долгожданной победы в компании не наступил моральный и экономический кризис, а союзники не превратились в новых врагов.

Екатерина Перминова
Екатерина Перминова
Редактор-копирайтер
При копировании материалов размещайте
активную ссылку на www.alpinabook.ru