Мы используем файлы cookies. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с этим. Узнать больше о cookies
На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии. Подробнее

Издательство «Альпина Паблишер» 123007, г. Москва, ул. 4-ая Магистральная, д. 5, стр. 1 +74951200704
следующая статья
Мир до и после смерти Сталина

Мир до и после смерти Сталина

О последних днях жизни Иосифа Сталина известно многое, хотя сразу после смерти диктатора возникли спекуляции, домыслы и разнообразные версии обстоятельств его смерти — рассматривалось даже возможное убийство. Попытку обобщить события весны 1953 года предлагает историк Джошуа Рубинштейн. В своей книге «Последние дни Сталина» он фокусируется на наследии политического лидера, событиях последних месяцев его жизни и реакции мирового сообщества.

В рамках выставки non/fiction № 24 Олег Хлевнюк, доктор исторических наук, преподаватель и лауреат последнего «Просветителя», и Геннадий Костырченко, доктор исторических наук и научный редактор книги, встретились с читателями, чтобы обсудить результат десятилетних наблюдений Рубинштейна, опубликованных издательством «Альпина нон-фикшн».

-34%

Из письма автора гостям выставки

Смерть Сталина открыла перед его наследниками невиданные ранее возможности. Теперь они могли отменить многие принятые им политические решения и дать стране надежду на более спокойный курс. Эта смерть поставила Соединенные Штаты перед необходимостью срочно пересмотреть свои подходы к взаимодействию со страной, в которой господствовала диктатура и которая теперь внезапно лишилась своего лидера и, казалось, была готова договариваться о перезапуске отношений с окружающим миром.

Война между двумя странами, которую они ведут под видом решения внутреннего конфликта в третьей стране.

По целому ряду причин и советское правительство, и правительства стран Запада оказались неспособными преодолеть накопившееся за десятки лет недоверие, которое их разделяло. Гонка вооружений шла своим чередом, сохранялся раскол Германии и Европы. Холодная война достигла самых отдаленных уголков планеты, где напряженность между Востоком и Западом привела к прокси-войнам, принесшим нищету, страдания и разрушения.

А в Советском Союзе надежда на перемены, характерная для первых месяцев после смерти Сталина, вылилась в череду обнадеживающих реформ и удручающих репрессий. И так продолжалось до тех пор, пока Михаил Горбачев не раздвинул рамки реформ настолько, что советский режим не смог этого пережить. Смерть Сталина подарила Кремлю и Западу шанс избежать мрачной реальности, его кошмарных фантазий, но эта задача оказалась им не по плечу. Эта неудача преследовала мир в течение последних десятилетий...

Что происходило в советском обществе

Этот период, конца 1952 — начала 1953 года, характеризовался особой напряженностью в обществе. В первую очередь это было связано с январской публикацией ТАСС о разоблачении группы врачей-вредителей, которая замышляла что-то против руководителей партии. Общество погрузилось в непонятную паническую атмосферу. Люди были охвачены ужасом перед злобными врачами, которые строят различные козни против граждан. Люди боялись идти в поликлиники, обращаться к врачам. Прошла масса митингов на предприятиях с осуждением врачей.

За границей это заметили. И тогда же Эйзенхауэр специально сделал заявление о том, что разоблаченные врачи не являлись агентами спецслужб Запада. И даже готовилось создание международной комиссии, которая должна была проверить Сталина на вменяемость. Это в какой-то степени напугало советское руководство и Сталина. И они стали готовиться отыграть ситуацию, сделать несколько шагов назад. Хотя, конечно, если бы Сталин остался жив, этих арестованных врачей в любом случае бы казнили.

Несмотря на то что было много сигналов о слабом здоровье Сталина, к его смерти в Советском Союзе невозможно было подготовиться. Три дня бы не прожил тот, кто предложил: «Давайте подготовимся к смерти вождя, потому что человек уже немолод». В последние годы Сталин все больше и больше времени проводил на юге. Есть свидетельства о том, как участники XIX съезда КПСС были поражены его старостью. Естественно, портреты были официальные, а тут, на съезде, они увидели: перед ними старик. Есть неретушированные фотографии с XIX съезда, которые не публиковались. На них видно, что это очень старый человек. Конечно, люди понимали, что его смерть возможна.

С другой стороны, информации не было. У врачей не спросишь, тем более они к нему не были допущены. И даже первая реакция, которая прошла после того, как сообщили, что Сталин упал — была реакция страха к нему приблизиться и вызвать к нему врачей. И она вполне объяснима: что значит вызвать врачей к человеку, который только недавно объявил всех врачей врагами-вредителями, убивающими советских вождей? Кто бы взял на себя это?

Смерть авторитарного лидера в любом авторитарном режиме как правило ведет к очень важным изменениям. И это произошло и в Советском Союзе. Для подавляющего большинства советского населения смерть принесла другую, несомненно лучшую жизнь. И, несомненно, эта смерть дала многим надежды на будущее.

Что было бы, если бы Сталин прожил еще какое-то количество времени

Если рассуждать логически, то система требовала периодических репрессий и кадровых чисток для того, чтобы власть самого вождя не подвергалась никаким сомнениям. Это изучено не только на опыте Советского Союза. Это очень характерная черта буквально для всех авторитарных режимов: диктатор периодически перетряхивает свое руководство. Существовала теория, что в последние месяцы Сталин готовил чистку окружения. Но до сих пор однозначного мнения среди историков по этому вопросу нет. Одни соглашаются, что готовился новый 1937 год. Другие считают, что планировалась не только внутренняя чистка, но и Третья мировая война.

Эти разные мнения в историческом сообществе связаны с демонизацией личности. Сталин представляется как абсолютное зло, как существо, которому ничто человеческое не свойственно. Напротив, он — машина смерти. Но Сталин, как и все люди, имел и свои слабости, и плохое здоровье.

Реакция Запада на смерть Сталина

После смерти Сталина в стране была сумятица, но точно такая же сумятица царила в головах у западных политиков. Особенно это было очевидно в советско-американских отношениях, когда администрация Эйзенхауэра абсолютно не понимала, как реагировать на эти события: то ли каким-то образом ими можно воспользоваться, то ли лучше вообще ничего определенного не заявлять. Советское руководство тоже начало играть во внешнеполитические игры.

В мире бушевала Корейская война — горячая война в рамках холодной войны. Настоящая война, в которой гибло огромное количество людей. Корейцы и с той, и с другой стороны понесли особенно значительные потери, миллионы жертв. У китайцев погибло несколько сотен тысяч добровольцев. Много американцев погибло, кто-то попал в плен. И даже у Советского Союза, который старался всячески маскировать свое участие в этой войне, тоже было много жертв. Но война зашла в тупик. И что не позволяло выйти ей из тупика? Это позиция Сталина, которую он сформулировал на встрече с китайскими руководителями: «Конечно, люди погибают, корейцы погибают. Понятно все это. Что тут поделаешь? Но нам нужно продолжать эту войну, потому что она отвлекает американцев от Европы, она ослабляет Америку. Она усиливает позицию Советского Союза, потому что американцы, и прежде всего американцы, вовлечены в эту корейскую войну, значит, надо ее продолжать».

После смерти Сталина американская сторона, которая уже была готова к продлению корейского конфликта, была поражена тем, что новое советское руководство буквально в считаные месяцы, если не недели, заявило о том, что оно готово на заключение перемирия. Это был огромный прогресс, который позволил прекратить войну и сохранить большое количество жизней. Американцы сначала с недоверием, потом с удивлением обнаружили, что советские лидеры действительно готовы переступить через сталинский завет. Хотя это не сподвигло их к тому, чтобы сделать какие-то важные шаги навстречу.

Екатерина Перминова
Екатерина Перминова
Редактор-копирайтер
При копировании материалов размещайте
активную ссылку на www.alpinabook.ru