Мы используем файлы cookies. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с этим. Узнать больше о cookies

Издательство «Альпина Паблишер» 123007, Москва, 4-я Магистральная улица, дом 5, строение 1 +74951200704
следующая статья
Юрий Гагарин был выбран «за улыбку»?

Юрий Гагарин был выбран «за улыбку»?

Мы привыкли, что про первого космонавта планеты Юрия Гагарина рассказывают исключительно в превосходных тонах: выдающийся лётчик, прекрасный спортсмен, эрудит, космист. На самом деле Гагарин к 12 апреля 1961 года был всего лишь старшим лейтенантом авиации 27 лет от роду, лётчиком третьего класса без высшего образования, довольно средним советским гражданином по физическим данным и кругозору.

Конечно, подвиг первого никто не отрицал. Гагарин продолжал оставаться одной из «икон» послевоенной эпохи, а о встрече с ним мечтали миллионы людей по всему миру. Да и сам Юрий Алексеевич стремился к повышению квалификации: активно занимался общественной деятельностью, много выступал с лекциями, учился в Военно-воздушной инженерной академии имени Н. Е. Жуковского, участвовал в подготовке новых орбитальных рейсов, готовился к полётам на кораблях «Союз», писал статьи и книги. Однако на уровне народной культуры его статус начал снижаться.

О Гагарине начали ходить позорящие слухи: много пьет, хулиганит, изменяет жене.

Ставили под сомнение и вклад Гагарина в успех первого полёта. Что он там делал? Лежал в кресле? Привязанный, как подопытная собака? Что в нём особенного? Любой из нас справился бы на его месте!..

«Спросил его однажды: "Юрий Алексеевич, как получилось, что ты первый, а не Герман Титов?" Гагарин улыбнулся: "У нас с Германом одинаковая подготовка была, и состояние здоровья отменное, и параметры схожие. Нервы подвели товарища!"».

Идею о заурядности Гагарина и «случайности» его выбора на первый полёт в новейшее время воспроизводят как нечто естественное — причём не только посторонние комментаторы, но и сослуживцы, и друзья, и популяризатор космонавтики Ярослав Голованов, своими книгами повлиявший на взгляды как минимум двух поколений соотечественников.

Всё же в таких рассуждениях любой вменяемый человек почувствует публицистическую уловку.

Самое интересное — у вас в почте.
Отправляем дайджест лучших статей раз в две недели.

Заполняя эту форму, я подтверждаю, что ознакомился с Правилами сайта, и даю согласие на обработку персональных данных.

reCAPTCHA используется в соответствии с Политиками и Правилами использования Google.
Спасибо за подписку!

Если Гагарин был «серенький», то почему выбор пал на него? Может быть, Никита Хрущёв, Сергей Королёв, Николай Каманин и другие руководящие товарищи, утвердившие кандидата на первый полёт, были идиотами? Ответ появился как бы сам собой: Гагарина выбрали за улыбку!

Дескать, учитывалось, что первому космонавту придётся много выступать, ездить по разным странам, встречаться с зарубежными лидерами и т. п., посему он должен быть фотогеничным, обаятельным, красивым. Иначе говоря, выбирали не специалиста, а модель для подиума. Очередной современный миф готов к употреблению: Гагарина выбрали из подготовленных кандидатов в первый космический пролёт незадолго до запуска корабля «Восток» за привлекательную внешность и жизнерадостность.

Признаться, я чуть было не поверил этому мифу. Потому что он находил подтверждение во многих источниках, включая дневники генерал-полковника Николая Каманина, отвечавшего за отбор будущих космонавтов по линии ВВС. Правда, меня насторожила одна фраза в его записях:

«10 апреля. <...> Вчера вызвал Гагарина и Титова и объявил им, что по моему представлению Государственная комиссия приняла решение в первый полёт отправить Гагарина, а запасным готовить Титова. Хотя для них это решение, зафиксированное ещё в январе выпускной экзаменационной комиссией, не составляло секрета, тем не менее была заметна радость Гагарина и небольшая досада Титова».

В январе? Решение было принято в январе, а не в апреле?!

Листаем записи Каманина и обнаруживаем, что 17 и 18 января 1961 года, т. е. за три месяца до полёта, в филиале Лётно-исследовательского института (ЛИИ) в Жуковском прошли экзамены группы из шести кандидатов в космонавты, а по итогам был выпущен акт, который недавно рассекречен и в котором чёрным по белому написано: «Комиссией ориентировочно рекомендуется следующая очерёдность экзаменовавшихся слушателей к первому космическому полёту:

  • Ст. лейтенант ГАГАРИН Ю.А., Ст. лейтенант ТИТОВ Г.С.
  • Ст. лейтенант НЕЛЮБОВ Г.Г., Капитан НИКОЛАЕВ А.Г.
  • Капитан БЫКОВСКИЙ В.Ф.
  • Капитан ПОПОВИЧ П.Р.».

Получается, что очерёдность пилотируемых орбитальных рейсов была определена задолго до их начала и Гагарин был назван кандидатом на первый полёт. Тут возникают новые вопросы. Почему только шестеро из двадцати были допущены к экзамену? Почему именно Гагарин оказался лучшим из шести? Что делали остальные? И, кстати, если экзамен прошли шестеро, то почему позднее Каманин делал выбор только между двумя — Гагариным и Титовым?

Советские пропагандисты, рассказывая об этом эпизоде, любили подчеркнуть, что Юрий Гагарин продемонстрировал во время подготовки выдающиеся качества, был лучшим из лучших. Однако сохранившиеся документы свидетельствуют о другом.

Будущий космонавт в сравнении с другими демонстрировал довольно заурядные способности: например, при полётах с работой в состоянии кратковременной невесомости Гагарин удостоился оценки «хорошо», в то время как другие члены отряда получили «отлично» и благодарность в приказе. И всё-таки у Гагарина была особенность, которую специалисты отметили ещё летом.

Подводя итог его одиночному «заключению» в сурдокамере, они сообщали в отчёте, что будущий космонавт обладает поразительной способностью к переключению между разными видами деятельности, к быстрому переходу от активности к отдыху и наоборот. Помимо этого важного качества, Гагарин адекватно реагировал на стресс и «новизну», в любых ситуациях отлично владел собой, всегда был любознательным и доброжелательным. Как индивидуальная особенность отмечалась его склонность к юмору, что в сочетании с развитой эмпатией давало поразительный эффект: простенькие шуточки и веселый настрой Гагарина оказывались столь уместны, что снимали общее эмоциональное напряжение. Конечно, заразительная улыбка тоже сыграла свою роль, но улыбались все кандидаты, а поднимать общее настроение умел только Гагарин.

В январе года, как мы теперь знаем, шестёрка сдавала экзамены, и по итогам определилась очерёдность участия будущих космонавтов в полётах. Тут Гагарину было недостаточно показать, какой он доброжелательный, улыбчивый и шутливый, — оценивались теоретические знания и навыки работы с оборудованием корабля.

«Все слушатели показали хорошие знания космического корабля и условий его полёта. Гагарин, Титов, Николаев и Попович получили оценки "отлично", а Нелюбов и Быковский — "хорошо"» — пишет в дневниках Николай Каманин.

Как видите, даже здесь Каманин, ещё не зная, когда начнутся пилотируемые полёты (сроки переносятся из-за множества технических проблем), определяет Гагарина в качестве первого в списке, а Титова — в качестве второго. И тут, скорее, надо обсуждать вопрос, почему Нелюбов был определён в документах третьим, если получил по «знаниям космического корабля» оценку «хорошо». Впрочем, обсуждать не будем, потому что Григорий Нелюбов в космос так и не полетел.

Может сложиться впечатление, будто бы все шестеро получили примерно равный шанс стать первым космонавтом. Я разделял это заблуждение, пока не изучил документы о степени готовности отдельных систем корабля «Восток».

Сохранилось письмо главкома ВВС от 20 января 1961 года, в котором указывалось, что на тот момент было изготовлено 12 скафандров «по средним размерам», что затрудняло проведение тренировок из-за необходимости их подгонки под фигуру каждого космонавта. По этой причине главком требовал срочно изготовить шесть индивидуальных скафандров для космонавтов в следующей последовательности: Гагарин, Титов, Нелюбов, Николаев, Быковский, Попович, т. е. по списку, составленному экзаменационной комиссией. Что это означает? Ответ прост: всякая научно-техническая деятельность, связанная с подготовкой корабля к первому пилотируемому полёту, начиная с января 1961 года была по факту подчинена подготовке полёта Юрия Гагарина. Другие варианты просто не рассматривались.

Подведём итог. Примитивизирующий миф о выборе Юрия Гагарина для осуществления первого космического полёта «за улыбку» появился как реакция на пропаганду, создавшую в его лице идеализированный образ советского «сверхчеловека». Согласно документам выбор был сделан в январе 1961 года экзаменационной комиссией, и в дальнейшем ему была подчинена вся работа по подготовке, что сделало Гагарина не просто лидером процесса, а единственным кандидатом. Личное обаяние первого космонавта, которое отмечали многие комментаторы, имело к выбору второстепенное отношение.

Фото: Euronews

Антон Первушин
Писатель, научный журналист, исследователь истории космонавтики
При копировании материалов размещайте
активную ссылку на www.alpinabook.ru