Мы используем файлы cookies. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с этим. Узнать больше о cookies

Издательство «Альпина Паблишер» 123007, Москва, 4-я Магистральная улица, дом 5, строение 1 +74951200704
следующая статья
Поле битвы — кино: 4 фильма, которые изменила политика

Поле битвы — кино: 4 фильма, которые изменила политика

Толкование событий прошлого никогда не было прерогативой историков. Иван Курилла в своей книге «Битва за прошлое» описывает, как история становится инструментом в руках политиков. Он пишет, что каждая группа с политическими амбициями в любой стране мира заинтересована в создании собственного «исторического нарратива», то есть связного и непротиворечивого рассказа об исторических личностях и событиях. Если этому нарративу будут противоречить факты, тем хуже для фактов. Примерами могут служить Война за независимость в США, Октябрьская революция 1917 года, деятельность Сталина, Мао Цзэдуна, Наполеона и многих других. Бывает так, что к власти приходит новая группа политиков, и из-за изменения нарратива переписываются учебники, меняются экспозиции в музеях, воздвигаются и рушатся памятники, издаются миллионными тиражами и запрещаются книги.

Кино — еще одно поле битвы за прошлое, потому что многие исторические сюжеты остаются в сознании миллионов в том виде, в котором их преподносят сценаристы, актеры и режиссеры. Мы решили вспомнить, как изменение контекста повлияло на судьбу четырех известных фильмов. 

«Унесенные ветром» (реж. Виктор Флеминг, 1939)

Грандиозную мелодраму о жизни американского Юга до Гражданской войны называют кинематографическим символом США. Фильм надолго утвердил приметы голливудской амбициозности, стал рекордсменом по кассовым сборам по всему миру и завоевал восемь «Оскаров» в 1940 году. Один из них унесла Хэтти Макдэниел — первая чернокожая актриса, удостоенная премии Американской киноакадемии. По ходатайству продюсера фильма ей даже разрешили присутствовать на вручении премии в ресторане «Кокосовая роща», куда чернокожим вход был запрещен.

Однако с конца 2010-х критики стали обвинять «Унесенных ветром» в приукрашивании действительности: по словам многих из них, из-за расистских стереотипов фильм с Вивьен Ли и Кларком Гейблом смотреть неприятно, даже болезненно. Действительно, в фильме Виктора Флеминга взаимоотношения плантаторов и их рабов выглядят семейной идиллией, а об истинном положении чернокожего населения довоенной Джорджии нет ни намека. В результате критики крупная платформа HBO Max в 2020 году временно убрала «Унесенных ветром» из открытого доступа и вернула его в версии с комментариями, раскрывающими культурный контекст.  

«Кубанские казаки» (реж. Иван Пырьев, 1950)

Агитационный мюзикл об истории любви двух темпераментных председателей колхозов Гордея Ворона и Галины Пересветовой — характерный пример сталинского стиля в послевоенном кино. Яркая, мажорная картина, в которой колхозники полны энтузиазма, а их дома ломятся от еды, была одобрена советским руководством. Простой зритель картину тоже полюбил, но всего через шесть лет ее раскритиковал Хрущев, косвенно упомянув в своей речи на XX съезде КПСС: «Колхозная жизнь во многих кинофильмах изображалась так, что столы трещали от обилия индеек и гусей. Видимо, Сталин думал, что в действительности так оно и есть». Фильм оставался запрещенным до 1969 года, когда его достали с полки, перемонтировали так, чтобы убрать упоминания Сталина, и вернули в ограниченный прокат.

«Рождение нации» (реж. Дэвид Уорк Гриффит, 1915)

По словам Куриллы, американские нарративы расколоты по линиям «политики идентичности», и самый глубокий раскол до сих пор проходит там, где в XIX веке воевали Север и Юг. В этой войне на стороне конфедератов сражался и отец будущего пионера Голливуда, новатора в области киноязыка, режиссера Дэвида Уорка Гриффита. В 1915 году Гриффит снял трехчасовой эпик «Рождение нации», в котором продемонстрировал историю двух семей, южан и северян, на фоне Гражданской войны, убийство президента Линкольна, а затем — бесчинства восставших чернокожих (которых играли белые актеры с раскрашенными лицами), от которых испуганную белую семью спасают «героические воины» Ку-клукс-клана. Как выразился кинокритик Роберт Эберт, «Гриффит и его “Рождение нации” были просвещены не более, чем Америка, которая их породила». Этот немой фильм до сих пор считается одним из важнейших в истории произведений киноискусства и памятником американскому расизму одновременно. Даже спустя сто с лишним лет после выхода на экраны смотреть «Рождение нации» увлекательно: это выдающаяся картина, пропагандирующая расовую сегрегацию, а ее автор — доказательство того, что гений и злодейство вполне совместимы.

«Звезда пленительного счастья» (реж. Владимир Мотыль, 1975)

Подавление восстания гвардейцев-декабристов в 1825 году, последующие казни и ссылка его участников для поколения советских граждан стали частью советского мифа. В школах о восстании рассказывали примерно так: кровавый тиран Николай I отдал приказ расстрелять прекраснодушных юношей, которые вышли на Сенатскую площадь, чтобы отменить крепостное право и свергнуть самодержавие. В расцвете брежневского застоя режиссер Владимир Мотыль снял к 150-летию восстания фильм «Звезда пленительного счастья», который надолго закрепил в народном сознании романтическую трактовку истории о декабристах.

В 2019 году при поддержке государственного Фонда кино на экраны вышел фильм «Союз спасения», где заговорщики представлены недалекими эгоистами, смутьянами, а порой даже пьяницами и садистами, а Николай I — мудрым правителем, который вынужден идти на крайние меры. Вряд ли фильм Кравчука может соревноваться в зрительской любви с «Звездой пленительного счастья», но он прекрасно демонстрирует, как режиссер может извлечь из знаковых исторических событий нужные эмоции, исходя из политической конъюнктуры.

Рекомендуем книгу

Глеб Гавриш
Глеб Гавриш
руководитель маркетинговой редакции
При копировании материалов размещайте
активную ссылку на www.alpinabook.ru