Мы используем файлы cookies. Продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с этим. Узнать больше о cookies

Издательство «Альпина Паблишер» 123007, Москва, 4-я Магистральная улица, дом 5, строение 1 +74951200704
следующая статья
Конфликты и возможности в российской геополитике: интервью с Дмитрием Трениным

Конфликты и возможности в российской геополитике: интервью с Дмитрием Трениным

В издательстве «Альпина Паблишер» вышла книга директора Московского центра Карнеги, политолога Дмитрия Тренина «Новый баланс сил. Россия в поисках внешнеполитического равновесия». С автором по нашей просьбе встретился и поговорил Игорь Кузнецов, профессор факультета политологии МГУ и исполнительный директор Российского общества политологов. Публикуем фрагменты их диалога о внешней и внутренней политики России. 


В 2014 году Россия оказалась в ситуации вооружённого конфликта, который мог затронуть гораздо большее число людей, чем он реально затронул. После этого пошли санкции, которые коснулись широкого круга людей, особенно тех, кто занимался частным и государственным бизнесом. То, что было открыто, вдруг закрылось. Затем те, кто интересуются спортом, были неприятно удивлены скандалами, которые в допинговом деле посыпались на головы наших олимпийцев. И так далее. Внешняя политика способна изменить жизнь многих людей. В недалеком прошлом люди жили от войны до войны, поэтому внешняя политика — иногда вопрос жизни и смерти конкретных людей.

Киев в феврале 2014-го. Фото: Мстислав Чернов, Wikimedia Commons.

С другой стороны, внешняя политика является инструментом, чтобы оттенять неудачи, проблемы, трудности политики внутренней. У нас традиционно, с советских времён, внешняя политика, как и военная политика — предмет гордости российского народа. Но в то же время это область, в которой конкретный правитель, выглядел бы наиболее выигрышно.

Любой государственный деятель выглядит гораздо эффектней на дипломатическом паркете, чем в болоте тех проблем, где ему приходится каждый день барахтаться.

Поэтому для того, чтобы отвлечь внимание от проблем, включается внешняя политика, которая оттеняет неудачи и заставляет с гораздо большим уважением относиться к своему лидеру, которого, как показывает телевизионная картинка, уважают или боятся.

Наша информационная политика в отношении Соединённых Штатов отличается радикально от советского опыта. Советский опыт превозносил успехи СССР, говорил о миролюбивой советской внешней политике, об успехах народно-хозяйственного строительства внутри страны, дружбе народов и так далее.

Редакция радиостанции «Голос Америки», 1947. Источник: https://www.golosameriki.com

То, что делают сегодня российские пропагандистские информационные ресурсы в отношении Соединённых Штатов, сопоставимо с тем, что делали «Голос Америки» и другие «вражеские голоса» в отношении Советского Союза. Выискиваются слабые места американского общества, уязвимые места американской политики. Находятся люди, которые доходчиво объясняют, в чём здесь проблемы. Идет подрыв устоев американского общества, руками американских дикторов, голосами американских экспертов, которых вы не увидите в студиях Fox News, CNN, CBS, ни кого-то ещё из крупных американских телекомпаний. Этого никто больше в мире не делает.


И это сильно задело американскую элиту, которая привыкла существовать в тепличных условиях. И она сильно обозлилась. Конечно, мы можем по этому поводу веселиться, кому-то это может быть приятно. Но мы их задели за живое настолько сильно, что они сильно озлобились на Россию. Гораздо больше, чем Россия того заслуживает. Ведь главный противник или конкурент Америки — не Россия, а Китай.

Россия удобнее, чем Китай в качестве соперника для американцев: мало экономических интересов, «бей не хочу» и так далее.

Я думаю, что мы немножко сильнее разворошили это осиное гнездо, чем наши национальные интересы того требовали. Мы им показали слабость американской политической системы, о которой они не подозревали. Ведь удивительно: американская политическая элита призналась, что из-за действий российских информационных ресурсов она может потерять контроль над выборами в США. Правда это или нет — это другой вопрос, но об этом многие говорят. Опять-таки, это для кого-то повод для веселья из серии «ежа в штаны кому-то подложить». Здесь есть более отдалённые последствия этого веселья, они могут быть не обязательно для нас позитивными.

Дональд Трамп и Владимир Путин в Хельсинки. Источник: The Conversation.

В Америке у нас не может быть союзников политических. Ни Трамп, ни республиканская партия, ни традиционалисты в Соединённых Штатах не могут считаться нашими союзниками в стратегическом плане. Поэтому к Америке нужно было бы уделять поменьше внимания, на неё тратить поменьше ресурсов. 


История санкционного давления показывает, что наиболее эффективно можно давить на друзей, которые от вас реально зависят, которые хотят с вами быть в добрых отношениях — да, здесь санкции эффективны. В отношении противников они неэффективны.


Проблема санкций не только в том, что американцы что-то не продают России или чего-то не покупают. Проблема санкций в том, что всему миру становится ясно, что если вы хотите работать с Россией, то вам придётся иметь дело с Америкой. Причём иметь дело в самом неприятном, невыгодном для вас виде. И санкции многих отпугивают.


Основной геополитический конфликт современности — это конфликт между Китаем и США. Что касается ракетно-ядерных потенциалов двух стран, они ассиметричны. Могут создаваться ситуации, в которых на основе неточной или неверной информации возможен пуск ракет. И если такой пуск, скажем, со стороны Китая будет осуществлен в направлении США, то результатом этого может стать не только китайско-американская , но и мировая ядерная война. Поэтому существование у Китая системы раннего предупреждения о ракетном нападении — это фактор не только сдерживания США, но и фактор, гарантирующий или минимизирующий возможность пуска китайских ракет в направлении США на основе неверной или неточной информации. Это укрепляет стратегическую стабильность. 

Слово «союзник» нужно употреблять, имея в виду отношения с какой-то очень близкой страной, с которой мы связаны не только многочисленными узами, но и отношениями, которые для нас и для этой страны имеют жизненно важные значения. 

Я бы назвал союзником России Белоруссию. Вне зависимости от того, кто конкретно находится у власти в Белоруссии. Конечно, имею в виду, что вектор белорусской политики повернут на Москву. Если это иначе, то тут союз тоже прекращается.

Казахстан с самого начала честно говорил о многовекторности своей политики. Если кто-то говорит о многовекторности политики, вы можете быть партнёром с этой страной, вы можете дружить с ней, вы можете быть в тесных экономических отношениях. Но если эта страна одновременно поддерживает столь же близкие партнерские отношения с другими государствами, в том числе с вашими политическими противниками, например, с США, то в полной мере вы не можете полагаться на эту страну как на союзника. В лучшем случае эта страна займет позицию благожелательного для вас нейтралитета, как Казахстан и делает.

Организация Договора о коллективной безопасности — региональная международная организация, в которую входят Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан.

Он не выступает против России на международных форумах, но в то же время не признаёт ни Крыма в составе Российской Федерации, ни Абхазию с Южной Осетией, как отдельные государства. Казахстана проводит политику, исходя из казахстанских национальных интересов. Формально являемся союзниками по ОДКБ. Для меня ОДКБ — это не союз типа НАТО, это не союз «Один — за всех, все — за одного». Это соглашение о сотрудничестве в области безопасности. В случае войны Казахстан не станет на нашу сторону. Мы не имеем права рассчитывать на это. И страна это говорит открыто, честно, за что надо казахстанским соседям сказать спасибо.

Рекомендуем книгу

Игорь Кузнецов
доктор политических наук, профессор
При копировании материалов размещайте
активную ссылку на www.alpinabook.ru